http://s2.uploads.ru/t/dFcti.png
• Текущий сюжет •

Рождество 1901 года Лондону запомнится надолго. Несколько дней коллапса, заморозившего жизнь столицы, пожары и смерть в южных боро, хаос и анархия в северных кварталах - кто кого бьёт? Кто нынче заступник и освободитель? И, Боже, храни уже кого-нибудь, коль уж королева мертва, а новую так и не посадили на трон! С 26 по 28 декабря, когда город погряз в новой революции и общей катастрофе, практически остановившей  жизнь города, изрядно обезлюдевшего во время повального бегства перепуганных обывателей и власть предержащих, чующих близкую расплату. Когда южный берег Темзы, колыбель спонтанного бунта, остался отрезанным от Большого Лондона, и в опалённой банке остались определять новый кодекс справедливости и порядка местные банды, изолированные ячейки Красных Повязок и шайки недобитых "кнутов". Когда замерли заводы, закрылись или наоборот, распахнули двери и окна перед мародёрами и просто пытающимися выжить людьми лавки и магазины, брошенные хозяевами. Когда деньги превратились в то, чем они, в общем-то,  и являются  на самом деле - кусочки бумаги и металла. Когда с  первых листков очнувшейся  "прессы" и  алых повязок, окольцевавших рукава полуорганизованных отрядов, марширующих по улицам столицы,  глазам лондонцев явилась новая власть, именовавшая себя  Единой Лигой - вчерашние повстанцы, спешно объединённые в единую организацию личностями достаточно сведущими и жёсткими, чтобы придать разношёрстной  вольнице подобие структурного порядка. Нет, вслух о социалистических пристрастиях нового самонаречённого отца города и Британии не заявлялось - упаси боже! Хотя, конфискация "материальных излишеств" в пользу восстановления города,  у аристократии, не сделавшей ноги из Лондона, красноречиво молчала сама за себя. У тех, кто успел благополучно слинять до начала самых бурных, просто не спрашивали. И становилось  ясно, что прежним Лондон уже никогда не станет.  Хотя древние улицы, хранящие под драконовой чешуёй мостовых целые пласты прошлого, неупокоенного и не желающего обретать покой, как зачарованные лабиринты из старых легенд, будут вечно стремиться к исходной форме, сочиться, как кровью, насквозь пропитавшими их историями.   

Перед самым Рождеством, в  день 22  декабря 1901 года в южных  пригородах Лондона, в старой заброшенной каменоломне, слегка размытой прорвавшимися подземными водами,  обнаружено массовое захоронение. Полуразложившиеся тела количеством несколько десятков, частично обглоданные лисами и прочим бродячим зверьём, были доставлены в Скотлэнд Ярд. Увы, служителей закона ожидало неприятнейшее страшное открытие: в останках опознаны полисмены, четыре месяца назад торжественно отправленные покорять Австралийскую землю.
В Скотленд Ярде вспыхнул бунт, завершившийся жесточайшей стычкой с Гвардией Меча и Благоденствия, срочно вызванной с южных участков в северную часть Большого Лондона. Двух суток, пока продолжалось выяснение недоразумения между полицией и Гвардией, оказалось вполне достаточно, чтобы на территории оставшихся без всякого контроля южных боро  вспыхнула волна мятежей и беспорядков. Зачинщицей была некая Орлёнок Эд, давно грезившая свободой для ликанов и выжидавшая подходящего момента для того чтобы поднять массовый бунт против нового режима. Привлечённые возможностью лёгкой и безнаказанной поживы, к  истинным революционрам присоединялись грабители и всяческий сброд. Общим натиском, пусть и ценой больших потерь, у небольшого гарнизона кнутов был вновь отбит древний  оплот Лондонской стаи – форт Харроу. Гвардия, спешно пришедшая таки к соглашению со Скотленд Ярдом, собирала силы для решительного удара по Югу; бунтари собирали все ресурсы, до которых только могли добраться, готовясь к отчаянной схватке. Но… завершилось всё гораздо быстрее и фантастичнее, нежели вообще только мог бы себе предположить человек, пребывающий в здравом уме и памяти.
25 декабря в газетах начали появляться  статьи, сообщающие совершенно невероятные известия о событиях, якобы происходящих недалеко от Дублина и близ городов  некоторых европейских стран. Огромные метеориты – ещё куда ни шло, но о железных чудовищах, словно сошедших со страниц повести Уэллса… нет, это наверняка праздничные розыгрыши, бородатые и вообще не слишком удачные. Так продолжали думать до вечера с 25 на 26 декабря, когда чудовищной силы удары потрясли пригород Лондона, не оставив ни единого целого стекла в домах на западной окраине и вызвав обрушение пары ветхих колоколен. Ещё через несколько часов отряды Гвардии и Вулиджских артиллерийских и гренадерских полков, заходивших на позиции для атаки на мятежный юг города, стали очевидцами и непосредственными участниками событий, развеявших всякие сомнения в том, что не слишком серьёзно воспринимаемый беллетрист может в одночасье стать самым настоящим пророком. А затем – развеявших по ветру и огромную часть самих очевидцев.
Поднимаясь на огромных стальных конечностях, огромные, невыразимо нелепые и оттого ещё более чудовищные на фоне  светящегося огоньками города, железные махины двинулись в сторону Лондона, сметая всех, кто смел встать у них на пути.
Одновременно с тем, уничтожив военную поддержку новой системы, Гости развязали руки повстанцам. То, что не доделали они, ставшие причиной разрушения и гибели почти всего населения Бладборна, уничтожившие отборные войска нового правительства, доделали радикалы, объединившиеся с Новой Луной и прочими противниками Братства. В кровопролитнейшем штурме был взят Вестминстерский дворец, находившийся в нём Временный правительственный Совет - уничтожен почти поголовно. Город, оставшийся фактически без политической верхушки, начинает  раздирать анархия, паника... и неумолимые, непостижимые и смертельно опасные Гости, явившиеся земным "венцам эволюции" отнюдь не с миром.

До сего дня загадка не раскрыта. Научные общества Лондона, да и всего мира, оправляющегося от неожиданного хлопка по затылку с благословенных небес, будут долго ломать головы и дорогостоящие приборы, докапываясь до причины, внезапно погнавшей Гостей прочь из городов. А затем... и убившей их. Огромные машины, памятники самим себе, так и стоят на побережье Англии, Франции - технологические возможности начала 20-го века впечатляют, но бронированная поверхность корпусов огромных треног, навсегда замерших, грустно покосившись и обвиснув металлическими щупальцами, земным грызунам научного  гранита пока не по зубам. А город... город медленно приходит в себя, подстраиваясь к новому ритму жизни и потихоньку набирая ход на новых, ещё не устоявшихся, не обкатанных  и изрядно потряхивающих рельсах истории.

• Страницы предыстории •

Переворот, произошедший в ночь с 19 на 20 июля 1901 года, круто изменил  жизнь   столицы и всей Великобритании. Оборотни, слишком гордые, зачастую безалаберные или слишком озлобленные, разрозненные, в отличие от каинитов клана Демноторум не объединенные единой верой и чувством кровного братства, так и не смогли собраться в единую крупную силу, способную серьёзно противостоять новому режиму. Отныне мир принадлежал людям и каинитам.
Ликаны же заняли в нём нишу существ, вроде бы  разумных и способных приносить обществу пользу,  но второсортных, поражённых недугом, меняющим не только их тело, но и личность, делающих их непредсказуемыми,  опасными для окружающих. Недугом, который требует жесточайшего контроля, а в случае злостной неподатливости пациента лечится исключительно пулей в лоб. И этот образ продолжал  старательно внедряться в умы современников и новых поколений через страницы газет, с кафедр высших учебных заведений, отныне доступных лишь людям и каинитам… и как ни печально, с тяжёлой лапы  отдельных  ликанов, выплёскивающих  обиду на судьбу и отвергнувшее их общество глупо и кроваво, лишь подтверждая постулаты о своей бесконтрольной звериной природе.
Максимум, на что могли рассчитывать ликаны в отношении образования - это обучение в специальных отдельных школах да простейшая первичная специализация, ожидающая их уже на новом рабочем месте.
Тем временем, наравне с новыми законами и  утопическое устройство общества по Братству продолжало активно  внедряться в жизнь. Конечно, не всё шло  гладко. Поначалу Закон о распределении труда, возлагавший тяжёлый физический труд и труд связанный с повышенным риском для здоровья исключительно на каинитов и ликанов, был воспринят рабочими-людьми  в штыки. Были митинги, демонстрации и протесты. Однако, по мере того как вчерашние сталевары и работники химического производства получали бесплатное  первичное обучение и новые рабочие места, по большей части связанные со сферой обслуживания, волнения стали постепенно стихать. Неоднозначно поначалу был воспринят и закон, позволяющий служить в рядах полиции только каинитам. Нет, сотрудников-людей не выгоняли на улицы, но пополнение кадров отныне производилось исключительно за счёт желающих вампиров. Впрочем, высокая смертность, заметно выкосившая ряды полисменов в первый месяц после переворота, значительно облегчила понимание между законодателями и лондонским обществом.
На фоне всех этих перемен ненавязчиво введённое обязательство – в обязательном порядке   раз в месяц сдавать в донорские пункты кровь, -  возложенное на каждого здорового лондонца мужского пола от 18 до 50 лет, не являющегося носителем того или иного вируса, прошло практически безболезненно.
Пожалуй, одним из самых необычных нововведений стало создание законного поселения для ликанов на юго-востоке от Лондона. Попавший в заложники брат помощника комиссара полиции оказался неплохим  гарантом лояльности. Переговоры, шедшие между представителями Стаи Новой Луны, широко освещавшиеся в прессе и примерно на неделю приковавшие к себе основное внимание столицы, завершились разрешением на основание поселения, на которое Парламент  со скрипом, но всё-таки дал «добро». Согласно последнему  на юго-востоке лондонских пригородов отводились земли под поселение для ликанов, желающих порвать с городом и связать свою жизнь с работой  на земле. Заброшенный посёлок и его окрестности и стали угодьями, где поселенцы могли разводить скот, выращивать овощи и этим поддерживать существование общины. Поскольку одним из условий было разрешение жить на территории поселения без ошейников, дорога в город и прочие населённые пункты ликанам была заказана. Да и просто удаляться  от посёлка грозило  неприятностями вроде возможности быть подстреленным любым приметившим его лицом. Все ликаны поселения подлежали обязательной регистрации. Наблюдение за поселением было официально возложено на Столичную полицию и под личную ответственность Евы Каллахан. За соблюдением законов и порядков на территории общины постоянно следили десять  полицейских, проживающих там же, на территории общины.
Однако, дорога на заводы или в поселение для вчерашних  полисменов, заражённых вирусом ликантропии, была по-прежнему закрыта. Их судьбой было неукоснительное выселение в Южную Австралию. Но Лондон  пока  не слишком всматривался в сторону далёкого континента. Последние недели Лондон был захвачен  наблюдением за кометами, появившимися из вселенских глубин и не желающими покидать небесный свод над Альбионом. Та самая комета, которую Братья некогда истолковали как знамение о приходе новой Королевы и величия расы каинитов, оказалась лишь первенцем во главе нескольких небесных тел, вдохновлявших взволнованных астрофизиков и наблюдателей-любителей на самые смелые гипотезы, а кое-кого – и на весёлые шутки, связанные с небезызвестным романом Герберта Уэллса. "Уэллс был прав!" - говорили они друг другу посмеиваясь и переходя к обсуждению последних политических и научных новостей.


http://s2.uploads.ru/t/dFcti.png
• Краткая хронология событий •
1896 год - на троне восседает королева Виктория. Мирные граждане в подавляющем большинстве своём не подозревают о существовании нелюдей. А каиниты, оборотни и Инквизиция тщательно контролируют и поддерживают сложившееся положение вещей.
13 января 1897 года - попытка переворота, начавшегося в Букингемском дворце и предположительно спровоцированного межклановыми конфликтами нелюдей. Весь мир узнает о существовании вампиров и оборотней. Начало гражданской войны в Великобритании и военных конфликтов в большинстве стран. Вражда и военные действия между британскими  правительственными силами и кланами не-людей за все четыре года то затихают, то вспыхивают с новой силой, но никогда не приостанавливаются полностью. Впоследствии противостояние получило  название Четырёхлетней войны.
7 января 1901 года - официальное признание каинитов и оборотней полноправными гражданами Великобритании. Введение запрета на трансформацию в пределах города и намеренное обращение и заражение людей вирусами ликантропии или вампиризма. В городе организуются добровольные донорские пункты, предназначенные  для питания  каинитов. Одновременно с тем начинается самое активное и завершающее планирование захвата власти Братством Мафусаила во главе с графом Говардом Беррингтоном.
19 июля 1901 года - скромная и завуалированная под костюмированное представление коронация новой королевы вампиров всея Великобритании.
Ночь с 19 на 20 июля 1901 года - переворот, якобы организованный премьер-министром и его приспешниками из числа оборотней (в том числе - при активном участии Лондонской Стаи), и согласно официальной версии предотвращенный Братством Мафусаила и сознательными представителями Палаты Лордов. В ходе его в Тауэре погибает старая королева Виктория. Взятие каинитами форда Хорроу - цитадели Лондонской Стаи. Формирование новой стаи, стаи  Новой Луны и движения сопротивления во главе с каменщиком Адрианом Вульфом.
20 июля 1901 года - сформировано временное правительство во главе с герцогом Степфордом, официально отказавшимся от наследования престола. Правительство Великобритании и ряда Европейских стран, России, Америки и Австралии пересматривает свои позиции в отношении расы ликантропов. Оборотни признаются существами опасными, не способными контролировать свое состояние и агрессию. Смертная казнь (через повешение либо расстрел) снова получает более широкое применение, на Тауэрском холме публичной казни через обезглавливание преданы обвиняемые в измене лица. Оборотни отныне лишены всех прав, вынуждены носить на шее опознавательные ленточки, часть членов лондонской стаи и помощников премьер-министра объявлены вне закона, за их головы назначено очень крупное вознаграждение. Оборотням запрещено занимать высокие посты и сколь-либо ответственные должности, укрывательство преступников карается смертной казнью.
Открытие Академии Бладборн - первого учебного заведения для совместного обучения каинитов и людей.
21 июля 1901 года - похороны королевы Виктории, парад и ожидавшееся наречение   новой королевы, Эйнджел Брукс, которая неожиданно оказывается той самой королевой вампиров, избранной каинитами впервые за триста лет. В итоге всё оборачивается  побегом Эйнджел и отречением от неё, как от королевы, но  власть в стране уже фактически переходит в  руки каинитов Братства. В мире же происходят подобные перемены и события. Захват власти, планировавшийся и постепенно претворявшийся в жизнь Братством и его пособниками, начинает приносить свои первые обильные плоды. Людей ожидает кажущееся благоденствие, ликантропов - бесправие, вампиров - удары повстанческого сопротивления.
25 июля – 5 августа 1901 года - официальные переговоры между представителями стаи Новой Луны и Евой Каллахан , чей брат оказался в положении заложника общины ликанов. Со стороны ликанов были предприняты меры по подкреплению собственного шаткого положения: к событиям была активно  подключена пресса, с содействия дружественного независимого журналиста было сделано всё возможное, чтобы события получали самое широкое освещение и находились в центре внимания общества, община позиционировалась как пёстрое сборище ликанов, бежавших от несправедливых гонений и желающих лишь спокойной жизни вдали от города и всех политических перипетий; причастность некоторых ликанов к  Лондонской стае держалась и продолжает держаться  в строжайшем секрете. 
15 августа  1901 года - Парламентом вынесено официальное разрешение на создание Юго-Восточного поселения; ответственность за соблюдение условий и законов на территории поселения возложено на Скотланд Ярд и  Еву Каллахан в частности.
20 августа  1901 года - внесены очередные дополнения к своду законов Великобритании , в частности, Закон об обязательной сдаче крови населением, Закон о распределении труда и Закон, позволяющий принимать в штат Столичной полиции и гвардии только каинитов.

1 сентября 1901 года – астрономы впервые широко заявили о необычных наблюдениях. В газетах появились первые статьи о неизвестных небесных телах, напоминающих крупные кометы. Эти заметки стали первыми ласточками в оживлённой череде гипотез, предположений и всевозможных статей, от серьёзных, опубликованных научными сотрудниками Лондонского Астрономического Общества, до самых фантастичных эпопей о близящемся Конце света и исполнении предсказания Герберта Уэллса, неукротимо фонтанирующих на страницах жёлтой прессы.
23 декабря 1901 года – недалеко от Лондона жители одного из пригородных сёл замечают  множество звериных следов, ведущих к заброшенной каменоломне, о чём и сообщают в Скотленд Ярд. Однако, полицейский наряд, выехавший на поиски возможного логова скрывающихся от Закона ликанов, обнаруживают более страшную находку: тела своих бывших коллег. Тех самых, заражённых вирусом ликантропии после указа о запрете на службу ликанов в полиции и армии, которых указом якобы выслали на постоянное поселение в одну из австралийских колоний, принадлежащих Короне. Известие получает широчайший резонанс в прессе и рядах самой Столичной. В Скотленд Ярде вспыхивает бунт, комиссар, ставленник Братства, бежит, спасаясь от самосуда, помощник комиссара, Ева Каллахан, выдвигает официальное обвинение в убийстве служащих Братству и ультиматум. Полиция покидает городские улицы, начинается великий скотленд-ярдовский саботаж. Ответная реакция незамедлительно: Гвардия оставляет южные районы города и начинает патрулирование севера Большого Лондона. Одновременно с тем главой Гвардии Меча и Благоденствия Скотленд Ярду выдвигается встречный ультиматум. Вечером того же дня происходит короткий, но крайне кровопролитный штурм штаб-квартиры лондонской  полиции. Со стороны улиц гвардейцев атакуют спешно подтянувшиеся повстанцы. Штурм захлёбывается в крови и  заканчивается неудачей, Гвардия отступает, оставляя многочисленных убитых и захваченного в плен верховного командира, Осборна Блэкхорна.
24 декабря 1901 года – переговоры между Скотленд Ярдом и правительством возобновляются. Активнейшее участие в них принимают Ева Каллахан и пленный капитан Гвардии, тоже совсем не восторженный поворотом событий и убийством полицейских, приведшим к созданию опасной для Братства ситуации, порчей отношений с фактическими защитниками государственной структуры, напрасной гибели полисменов и собственных людей и потерей контроля над ситуацией на юге города. Повстанцы-радикалы, возглавляемые некоей Эадой Игл, более известной как Орлёнок Эд,  конечно же не упускают такого шанса - на южном берегу Темзы вспыхивает масштабнейший бунт.  Пока полиция и Гвардия связаны по рукам, радикалы, поддержанные местными маргиналами,  укрепляют позиции как могут: освобождают заключённых из тюрем, запасаются оружием, строят укрепления и баррикады. Тем же вечером перебит гарнизон, охранявший форт Харроу. Древний замок Лондонской стаи снова переходит в руки ликанов.
Однако, к ночи  соглашение между полицией и Гвардией достигнуто. Гвардия стягивает силы и готовится к жесточайшей атаке на Юг. А  многострадальный  город, несмотря ни на что, встречает очередное Рождество.

25 декабря 1901 года – полиция снова начинает патрулировать городские улицы, большая часть Гвардии выдвигается на юг в обход города, намереваясь атаковать бунтарей ударом со стороны юго-западных пригородов, а город дивится газетным заметкам, рассказывающим о необычно явлении: падении необычайно крупных метеоритов на территории Европы и даже самого островного государства, где-то под Дублином.
В начале дня несколько "метеоритов" почтили своим присутствием и Лондон: город потрясён невиданным атмосферными явлениями. Умеренно потрясён. Гораздо больше потрясён древний замок Братства,  Бладборн, практически разрушенный одним из "небесных гостей", упавших в критической близости от замка.
Примерно час спустя начавшаяся атака на мятежный юг Лондона прервана появлением странного объекта - огромного, около сотни футов высотой, механизма, напоминающего металлический панцирь морской черепахи, водружённый на треножник. Применяя оружие неизвестного принципа действия, незваный Гость менее чем в полчаса уничтожает артиллерию и личный состав гвардейских отрядов. Из сотен выживают считанные десятки. "Гость" углубляется в южные кварталы города, сея на своём пути панику и разрушение. Вскоре к нему присоединяются собратья, входящие в город с разных сторон. Всего их около десятка.
Появление непонятной и смертоносной угрозы смешивает все карты до единой. Гвардейские заставы с мостов спешно снимаются и подтягиваются к Вестминстеру. Ликаны-радикалы, получив практически беспрепятственную дорогу на север, объединяются с местными повстанцами и наносят сокрушительные удары по остаткам Гвардии, пытающимся защитить Вестминстерский дворец. В городе происходит новый правительственный переворот. А точнее - обезглавливание. Временный правительственный Совет, представляющий до избрания нового монарха, уничтожен, как летом  было  уничтожено ядро  прежнего правительства. Но это никак не подсказывает способа бороться с незваными Гостями, уничтожающими население, разрушающими средства коммуникации, транспортную систему, парализовавшими самые основы городской жизни. Лондон начинает погружаться  в отчаяние, панику и анархию.

26-27 декабря 1901 года - одно дело сбросить неправедную верхушку и захватить власть. Другое - иметь чёткое представление, что с ней теперь делать. Кайден Бронкс, в рядах соратников известный под кличкой Зверь, а так же его ближайшее окружение, частью своей  разумевшее не только в литье металла и воспитанное не только лишь суровой улицей, но имевшее происхождение не из последних семейств Британии, представление это сумели составить в достаточной степени, чтобы занять место благополучно сброшенного Правительственного совета Братства. Объединив повстанцев и взяв в оборот самых захмелевших от вседозволенности, бразды правления перехватывает новая организация - Единая Лига, или Фронт Народного Единства, как представилась новоиспечённая партия обывателям, намекнув на несомненную свою легитимность и сурово подкрепив  - "сказанному верить!". Не поверить решились  немногие - банды, спешащие сорвать с бедствующего города побольше мяса, остатки Гвардии, большая часть которых была уничтожена или взята в плен  к вечеру 27 декабря при штурме Бладборна. Хотя, отдельные малочисленные разрозненные шайки всё ещё шныряют по окраинам и пригородам. Однако... вопреки всему, город внял команде "отомри" и начал делать первые осторожные вдохи  - потихоньку открывались лавки, возобновляли работу типографии и отдельные мастерские. Отряды Повязок занимают территории заводов, фабрик, оказывается помощь мирному населению: распределение продуктов, защита от банд и распоясавшихся "городских хищников", организация трудовой деятельности, первые шаги по восстановлению города  - да, Лига определённо не ограничивается битиём  себя пяткой в грудь, но и подтверждает слова действиями. После личных переговоров Бронкса и ИО комиссара полиции Скотленд Ярд признаёт Лигу правомочной властью и приступает к возобновлению деятельности, разделив сферу прав и обязанностей с Дружинами Красных Повязок. 
28 декабря 1901 года - если ранее самыми фанатичными и внимательными было отмечено снижение активности Гостей, то с 28 декабря весь Лондон становится странного явления - миграции огромных треног прочь из города. По одному или по-двое-трое, как огромные печальные жирафы, смертоносные машины потянулись из Лондона, держа курс куда-то на северо-восток. Позднее пришли известия, что несколько из них остановились в нескольких милях от побережья, остальные же добрались и прекратили двигаться, застыв огромными устрашающими статуями и не подавая  признаков жизни ни единым движением. Через некоторое время стало понятно, что находящиеся внутри существа, управляющие треногами, скорее всего мертвы, но что именно с ними случилось,  и как до них добраться - так и осталось загадкой по си дни. 

http://s2.uploads.ru/t/dFcti.png

Выдержки из экстренно дополненного свода законов Великобритании (перестали действовать с 25 декабря 1901 года, с момента уничтожения правительственного Совета и очередного фактического политического  переворота в стране)

• С сегодняшнего дня, 23 июля 1901 года, экстренным постановлением Парламента снимаются со всех руководящих и ответственных должностей лица, волей судьбы несущие в себе вирус ликантропии.

• Ликантропам запрещено занимать руководящие должности или должности связанные с охраной общественного порядка.

• Любое неповиновение, сопротивление  представителям полицейских структур и Гвардии Меча и Благоденствия будет караться самыми жёсткими методами, вплоть до расстрела на месте.

• Любая попытка принять так называемую "звероформу", будь то полная или химерная стадия, предпринятая ликантропами в пределах населённых пунктов или вне их, карается расстрелом на месте - как сотрудниками полиции, так и любыми гражданами города; последние случаи будут автоматически рассматриваться как необходимая самооборона и защита жизни окружающих, расследования и преследования в отношении их проводиться не будут. Исключение составляет лишь территория Юго-Восточного поселения.

• Любой ликантроп, не имеющий пометки о регистрации и тем более - не имеющий документов, автоматически причисляется к числу заговорщиков и должен быть подвергнут аресту и любому иному преследованию в необходимой степени - вплоть до расстрела на месте. Кроме необходимого полицейского надзора во всех перечисленных случаях имеют законную силу и так называемые гражданские аресты, производимые добросовестными, патриотично настроенными гражданами города. Ликантропы без специального ошейника(исключение - дети, не достигшие  десяти лет), будь они при документах или без таковых,  объявляются вне закона и подлежат аресту или расстрелу на месте в случае неповиновения. Исключение составляет лишь территория Юго-Восточного поселения.

• Владельцам общественных заведений запрещено держать на работе ликантропов без регистрационной отметки и ошейника, в противном случае они будут арестованы за содействие заговорщикам.

• Гражданам предписано сообщать полиции о ликантропах без ошейников, будь они замечены в городе или  незаконно скрывающимися за чертой города (за исключением Юго-Восточного поселения).

• Укрывательство заговорщиков или содействие им будет караться смертной казнью.

• Любое обращение человека, будь оно по доброй или против его воли, преследуется по закону. Исключение составляют лишь случаи заражения вирусом ликантропии на ранней стадии, когда развитие болезни ещё возможно предотвратить своевременным заражением второй разновидности вируса. Каждый каинит, оказавшийся поблизости, имеет право и даже обязан принять вышеназванные меры.

• Каждый физически здоровый гражданин Великобритании мужского пола от 18 до 50 лет, не являющийся носителем того или иного вируса, обязуется раз в полтора месяца сдавать кровь в донорские пункты по месту проживания. На женщин, детей и больных, имеющих подтверждение в виде врачебной справки,  данный закон не распространяется;  сдача крови может производиться, но лишь  в исключительно добровольном порядке.

http://s2.uploads.ru/t/dFcti.png

• Происхождение вампиров и оборотней •

Те, кто позднее начнёт гордо, или со страхом и ненавистью именоваться "каинитами", были первыми. Жажда крови незримо властвовала над этими землями в самого зарождения Британии и древнего Лондиниума, явившись на острова вместе с немногочисленным авангардом легионов Римской Империи. Хотя память и знания о настоящей колыбели - таинственной Индии, некогда отдавшей миру в придачу к пряностям, благовониям и прочим бесценным товарам ещё один тайный дар, окутанный аурой кровавых культов, - сейчас хранят, пожалуй, лишь самые древние из детей ночи.
    Римская Империя вознеслась и пала, вернув галлам исконные земли и независимость. А новый культ, жутковатое смешение исконных и пришлых традиций, прижился и продолжил расти, расползаться по островам, меняясь вместе с обликом и нравами проходящих веков.
    Почему тень ночных созданий не накрыла их полностью? Было ли это мудрой драпировкой истинных, не для всех простых или слишком горделивых душ понятных причин, но в древних кланах слишком высоко ценились понятия чести и избранности, позволявших передавать свой дар лишь тем, кто признавался достойными и вообще по возможности не внося смуты в души простых смертных знанием о своём существовании. Дьявольская мудрость - жить и править из тени, предпочитая питаться от спокойного стада, не превращённого страхом в безумную, всесметающую и топчущую копытами лавину.
    Хотя, руководствовались ими всё-таки отнюдь не все, щедро подпитывая поток жутких легенд и преданий и постепенно, вольно или случайно увеличивая численность зубастого племени.
    Такое положение дел сохранялось примерно до XI века, когда "проклятые датчане" потащили от неведомой земли Винланда первые семена нового "недуга". А затем, несколько веков спустя корабли, начавшие курсировать между берегами Старого и Нового Света с грузом табака, золота, шкур, диковинных съедобных клубней и плодов, "картофель" и "томаты", не ускорили стократ распространение её, подхваченной матросами и солдатами от аборигенов или услужливо доставляемой прямо в живых телах рабов.
    Первая встреча каинитов с новым, незнакомым и бесконечно чужим видом историей, к сожалению, не освещается. Но конечно же оборотни и вампиры распознали друг в друге равных по силе - и поступил как истинные люди, сынами которых они по сути и являлись.
    Чужие, несущие в душах семя звериной необузданности и зачастую признающие дисциплину только в облике права сильнейшего, не всегда понимавшие всей важности сокрытия от жалких смертных своей второй сущности, оборотни не вписывались в устоявшийся, уравновешенный мир каинитов и людей. И оборотни были приговорены к уничтожению.
    На территории Британии начали вспыхивать всё более свирепые клановые войны. Поначалу менее подкованные в деликатном искусстве тактики ликантропы проигрывали хитроумным и организованным вампирам, хотя в свою очередь без лишних раздумий восполняли свою численность за счёт обращения новых людей. Ненависть, всё жарче подпитываемая потерями, знатно погуляла по английским холмам, изрядно выкосив ряды обоих враждующих "рас".
    Но со временем цивилизация запустила свои щупальца и в вольнолюбивый, дикий стан ликантропов.
    Кланы перевёртышей, основательно обтёсанные ударами каинитов и крепнущей Инквизиции, тоже начали придерживаться политики "невидимости", оставляя человечество, увлекающееся новыми, механическими игрушками технического прогресса, забывать, терять веру в страшных сказочных монстров.
    Так было до конца 19 века. Свирепую лихость рубки с плеча постепенно сменяла более деликатная тактика политических ходов. И неизвестно, к чему привели бы в итоге всё более сложно разыгрывающиеся партии. Всё в одночасье поломали горячие, но недальновидные молодые пешки и офицеры, решившие разом прорваться в ферзи на благо единокровцев.

Отредактировано Адриан Вульф (2013-03-06 12:21:39)