Дата и погода:

1900 год.
Итак, друзья и братья-сёстры. Лондон не завершает свою историю, Лондон вечен, как старая грязнуха Темза, питавшая и пестовавшая своего блистательного, своенравного отпрыска. Форум можно читать, можно продолжать отыгрывать на нём какие-то истории и эпизоды. Но глобальных событий здесь уже наверняка не случится. Вся сюжетная активность с зарядом новых красок и бочкой второго дыхания переносится сюда, в Лондон же, но немного иной Лондон Новые лица, новые истории - повзрослевший, но пропитанный ещё более авантюрным духом, он с нетерпением ждёт вас. Огромное спасибо всем, кто был и будет с нами здесь, на ОК, и душевное "Добро пожаловать" тем, кто рискнёт переступить с нами порог нового Лондона.
О погоде Мерлин пока тоже ничего не сообщил.


Новости:

2015-10-28 • В связи со стартом нового витка сюжета и новых квестов ожидается полное обновление информации

В верх страницы

В низ страницы

Отродье Каина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Отродье Каина » Северный пригород » Лес между замком Бладборн и Лондоном


Лес между замком Бладборн и Лондоном

Сообщений 1 страница 30 из 50

1

http://sd.uploads.ru/O79WU.jpg

Эти частные земли, принадлежащие Замку Бладборн, покрыты аккуратными насаждениями лиственных деревьев, предназначенных для экспорта древесины, на юге, ближе к Джейкобсову кряжу, и дикими дебрями древних дубов и старых платанов севернее. Воздух здесь влажный и тяжелый из-за сырой болотистой почвы, сменяющей сухую через каждую сотню метров. Встречаются редкие заросшие мхом и кустарником водоемы. Земля в любой сезон покрыта слоем прелой листвы, затрудняющей передвижение по ней. Травы почти нет, ибо густая листва деревьев почти не пропускает солнечного света, вечные сумерки царят в этом мрачном враждебном месте, где нет зверя крупнее зайца, зато для охотников на птицу это заповедный рай, радующий изобилием уток и бекасов.

Отредактировано Кейт (2013-03-11 23:57:25)

0

2

----Библиотека замка на втором этаже

В том, что Бейли не соврал насчет охоты, Крейган мог убедиться еще во дворе. Замок давно не видел такого оживления. Большого шума не было, но деловитые перемещения по двору слуг, лошадей , людей и вампиров, причем многих с растерянным видом, ибо часть студентов вышли на улицу, удивленные странной суетой в первую же ночь их пребывания в замке, настраивали на серьезный лад.
Кучер уже ждал их на козлах крытой двуколки. Бейли любезно пропустил Крейгана первым и втиснул следом свое грузное тело, намертво закупорив выход по крайней мере с одной стороны. Другая дверца была лишь рельефным рисунком. Свистнул хлыст, лошадь дернула повозку и помчалась с места галопом. Окошко в повозке было одно, да и то показывало только спину кучера, так что какими путями и куда их везут можно было только догадываться. Сзади их догнал звук рога.
- Охота началась, - объяснил Бейли. – Сейчас собак доведут до леса и там спустят. Борзые начнут метаться по округе, пока бладхаунды не найдут след. Тогда свора погонит добычу. Охотники будут окружать. Если зверь прорвется через оцепление, преследовать его не будут. Все честно. Держи, пригодится.
Бейли сунул в руки Старка нож. Длиной больше десяти дюймов с широким лезвием и костяной рукоятью. Старая добрая сталь, превращающая слабого человека в опасного зверя. Скорее всего у Старка уже был нож, но таковы были правила, охота на беспомощного червя никому не доставила бы удовольствия.
- Я бы на твоем месте держался поближе к болотам. Лошади там не пройдут. Слишком не бойся, не сумеешь удрать, Ее Величество тебя скорее всего помилует. Хотя после вашей беседы возле клуба... - вампир покачал головой и сочувственно щелкнул языком.
Двуколка тряслась по рытвинам лесной просеки не так уж долго. Лошадь перешла на легкую рысь, а потом и вовсе встала, раздувая мокрые бока. Бейли вышел, выпуская человека и осмотрелся. Темно, сыро, заросший мхом ствол поваленного дерева создавал из просеки тупик, путь из которого был либо через лесную чащу либо назад, к краю леса, откуда снова едва слышно донесся печальный вой рожка. Кучер как раз разворачивал лошадь мордой в ту сторону.
- Удачи, парень, - он сел в повозку и прежде чем закрыть дверь бросил под ноги Крейгану револьвер и ткнул пальцем в тьму за лежащим стволом.. – Юг там.
Лакированное дерево скрипнуло под его весом, хлыст прошелся по лошадиной спине и повозка укатила на север.

Револьвер Веблей-Грин с шестью посеребряными патронами.

Отредактировано Кейт (2013-03-20 13:06:12)

+2

3

----Библиотека замка на втором этаже

Убедиться на счет охоты получилось тогда, когда они с Бейли вышли во двор. Здесь во всю уже шли приготовления, собралось много людей разных слоев общества и возраста, от стариков до самых юных учеников. Крейган был настроен помочь с приготовлением, раз уж пошло такое дело, но Бейли пригласил его отправиться сразу на место.
«Там нужна помощь?»
Старк осмотрелся – много народа, наверное, он тут будет лишним, и влез в странную повозку без боковых окон.
Было не видно, куда они едут, и Бейли до поры до времени молчал, а Крейг даже не пытался его разговорить, смотря все время вперед, в спину кучера, пытаясь разглядеть дорогу, что скрывалась за его телом. Но кроме деревьев ничего интересного не попалось.
Бейли принялся рассказывать об охоте, Старк поверхностно слушал его речь, пропуская мимо ушей. Что он не знал об охоте? Он отлично знает, как это происходит, как ведут себя и собаки и люди.
- …Все честно. Держи, пригодится.
Бейли сунул в руку Крейга отличный широкий нож с костяной рукоятью, причудливого узора. Явно не дешевая безделушка. Но не это ожидал Старк.
- Охота с ножом? У вас ружья не в моде? Или зверей нужно вырывать у собак из пасти, что бы добить?
«Да они ненормальные что ли? Королева это одобрила?»
Иных догадок у Крейга не было, по крайней мере до тех пор, пока Бейли не дороговорил:
- Я бы на твоем месте держался поближе к болотам. Лошади там не пройдут. Слишком не бойся, не сумеешь удрать, Ее Величество тебя скорее всего помилует. Хотя после вашей беседы возле клуба...
- Чего?
Для Старка, то, что говорил сейчас Бейли было просто бредом, что никак не укладывался в голове.
- Зачем охотнику держаться болот?..
Мужчина осекся, уставившись на Бейли, на того, кому смог довериться, хоть чутье и подсказывало об обратном. Но ответа не было.
Повозка остановилась и Бейли выпустил Крейгана наружу. Он все еще ждал, что это какая-то несмешная шутка, что сейчас все дружно посмеются, из-за деревьев покажутся веселые люди и они отправятся все вместе на охоту. Но это ему лишь хотелось видеть.
- Удачи, парень, - он сел в повозку и прежде чем закрыть дверь бросил под ноги Крейгану револьвер и ткнул пальцем в тьму за лежащим стволом.. – Юг там.
- Бейли! Черт тебя подери! – крикнул в след мужчина и побежал за повозкой. Все было  именно так. Он на этом празднике был не охотником, а всего лишь жертвой. Посылая в сторону уезжающего негодяя проклятия, Крейг остановился. Бессмысленно гнаться и тратить силы, если все то, что ему сказали, было правдой, то их нужно поберечь. Поспешно вернувшись к тому месту, где остался лежать револьвер, скоро проверил его на наличие патронов и разместил на поясе. Озираясь по сторонам, Старк проверил и свои собственные ножи. Все на месте, все при нем. Пожалел только о том, что свой пиджак оставил на незнакомке в библиотеке.
«Побегаем».
Стиснув зубы, Крейган рванул сторону, обратную  от той, в которую уехала повозка с Бейли. Деревья, кустарники, все плотно засаженные, ноги проваливаются в «густой» мох, и темнота. Нет ориентира, нет ничего такого, благодаря чему можно не сбиться с пути. Старк просто бежал вперед, не выкладываясь на всю. Опасности он еще не видел, поэтому и тело и разум отказывались верить услышанным словам незнакомого мужчины.

Отредактировано Крейган Старк (2013-03-22 07:53:22)

+2

4

---- Подъездная аллея Замка Бладборн

Процессия набирала скорость. У Кейт захватывало дух от дробного топота десятков лошадей вокруг, от мелькания красных камзолов мужчин перед глазами и длинных развевающихся накидок дам, от звонкого перекликания собак, которых спустили с поводков, и теперь они светлыми пятнами бежали впереди всадников. Мелкая морось дождя приятно холодила лицо, и плавная иноходь кобылы под ней создавала ощущение полета. Она прикрикнула на лошадь, и ее голос затерялся среди прочих радостных криков. Первое дерево, старый кряжистый дуб, встало на их пути. Группа разомкнулась и Кейт оказалась в левой части. Еще деревья, пока редкие, и вот уже всадники рассыпались, прерывистой линией вытянувшись вдоль леса. Собак уже не было видно, они исчезли во тьме сгустившегося леса, и за ними первым нырнул в темноту пикер.
Кейт придержала лошадь, ее способностей верховой езды не хватало, чтобы мчаться петляя между деревьев, но приученная к лесу кобыла сама рвалась вперед, за остальными охотниками, которых Кейт уже потеряла из вида. Впрочем, их голоса и лай собак впереди не давали ей почувствовать себя потерянной.
Сюда лунный свет не проникал, густая листва заслоняла небо, кобыла перешла на шаг и Кейт поняла, что умное животное ждет, когда тот, кто видит во тьме, поведет ее дальше. Немного смутившись собственной недогадливости девушка вгляделась в черноту впереди, вспомнив, что такая способность у нее теперь есть. Чернота задрожала маревом и отступила вглубь леса, оставляя перед Кейт пространство ясного, видного до каждой трещины в коре деревьев мира. И снова иллюзия сказки сжала ее сердце. Позади был замок со злой мачехой, а впереди прятался в чаще домик с гномами, и где-то прекрасный принц искал ее, чтобы спасти и увезти в далекое волшебное королевство. Охота забылась, она уже не слышала голосов, был лишь лес и узкая тропа, которая вела к гномам.
Протяжный плач рожка вернул ее к реальности. Девушка насторожилась. Лай собак стал другим, более частым, более слаженным. Свора взяла след и бежала сейчас где-то очень далеко от нее, и почему-то сзади. Или справа. Она огляделась и не смогла понять, откуда пришла и в какую сторону идет, проклятая тропинка закружила ее и запутала. Но Кейт точно знала, что сейчас все охотники будут ориентироваться на лай. Заблудиться здесь невозможно, да и не позволят ей потеряться в лесу, это ее охота и она должна быть первой, кто нагонит дичь. А какая кстати дичь? И что с ней делать, когда догонят? Ну ружья ей не дали, значит стрелять не придется. В любом случае, пора возвращаться к остальным. Она пришпорила лошадь и направила ее на звук рога.

Всадники меж тем по сигналу пикера широким веером прочесывали лес. Резвые грейхаунды сбились в тесную группу и мчались по свежему следу, подсказанному ищейками, натасканными на человеческий запах. Сейчас бладхаунды старались не отстать от своры, ибо глупые гончие так и норовили отвлечься на посторонние запахи, и приходилось постоянно подсказывать им нужный, тот, который был в показанной им повозке. Собаки миновали поваленный ствол дерева, пикер вглядывался вперед, готовый остановить их, если добыча по глупости не стала бежать, хотя фора у нее была хорошей, а через несколько миль южнее начиналось небольшое болото, которое задержит гончих. Остальные охотники вытягивались в полукруг, огибая свору слева и справа.

И только королева забывшись оказалась далеко в стороне от всех, левее от линии следа, оставленного бегущим человеком. Если бы она догадалась остановиться и подождать, когда группа нагонит ее, то не случилось бы так, что обманчивое эхо рога завело ее в самую чащу леса, откуда лай собак и голоса охотников были едва слышны. Впрочем, волноваться было рано, двигалась она медленно, а ветер, донесший до нее запах болотной сырости, и вовсе заставил остановиться. Лезть в болото она не хотела, как обойти его не знала, и потому решила ждать здесь приближающуюся свору.

+2

5

--- Подъездная аллея, двор и ворота замка

Говард был один из немногих, кто пожертвовал удобством охотничьей одежды ради внешнего вида, оставшись в своем модном черном двубортном сюртуке, с атласными лентами на груди в виде банта с брошью. Так ему было привычнее. Хорошо, что никто из приближенных не видит в чем он ходит в собственной спальне и насколько устарели его вкусы. Граф не наслаждался происходящим, скорее наоборот. Все го мысли занимала маленькая темная фигурка на светлой лошадке. Она хорошо выделялась в ночи и он внимательно следил за ней, не приближаясь. Гам, лай, крики, топот, шум - все это было противным и нежеланным. Охота не вдохновляла его, не будоражила кровь, не радовала. Он просто был в этой безликой толпе, потому что там было его место, только потому, что он верховный хранитель. Нет, ну кого же ты пытаешься обмануть, Говард?  Если бы ты захотел, то вполне мог бы отказаться от этой поездки. Никто и слова не посмел бы тебе сказать, даже просто поинтересоваться почему так. Как сделал бы мушир. Развлечения королевы - для королевы и ее свиты. Пощелкав пальцами, он подозвал слугу и взял у того плащ. Набросив его на плечи, покрыв голову капюшоном, он совсем обезличился и слился с восторженной толпой вампиров, судачащих о жертве, об охоте, о молодой королеве, о коронации и похоронах. И даже когда белый хвост кобылки скрылся за деревьями и он потерял ее из виду, это не мешало Говарду следовать за ней, уклоняясь все левее и левее. Странным казалось, что такая многочисленная толпа охранников позволили королеве исчезнуть. Глупцы. С ними Говард разберется по возвращению, хотя что-то ему подсказывало, а опыт общения с королевой просто голосил, что не спроста в этой девушке столько навыков незаметно ускользать, убегать и теряться. Что-то в ней все-таки протестовало еще против той роли, которую она на себя взяла. Что-то, что заставляло его думать о ней, переживать, не прекращать задаваться вопросом. Оставшись в долгожданном одиночестве, Говард немного сбавил шаг. Он был уверен, что она где-то впереди, а потому не стал спешить, сливаясь с чернотой предрассветной тьмы, как ее неотъемлемая часть. Вороной остановился, и наставник не спешил его подгонять. Он погладил мокрую лоснящуюся шею животного, успокаивая того, как хороший и последовательный дрессировщик. Охота, сразу же после переворота, когда лес мог быть полон неожиданных сюрпризов. Если бы вместо человеческой жертвы здесь...
В этот момент какая-то ветка хрустнула где-то со стороны. Граф погладил лошадиную шею еще раз, чтобы вороной не дернулся и не выдал их присутствия.

Отредактировано Говард Беррингтон (2013-03-22 10:58:33)

+3

6

Вдали послышался охотничий рог, а значит, охота и впрямь началась. Мужчина переводил дух, стоял полусогнувшись, уперевшись руками себе в колени. Из головы никак не выходило сказанное Бейли: «Не сумеешь удрать, Ее Величество тебя скорее всего помилует. Хотя после вашей беседы возле клуба...» Кто именно? Что за беседа. Крейган пытался вспомнить каждую женщину, которой ему пришлось нахамить или отказать в чем-то. Только за последнюю неделю таких было больше десятка, но кого имел в виду Бейли – было не ясно.
Лай собак стало слышно, крики людей.
«Найти ручей или озеро. Болото!»
Куда бежать в такой темноте? Доверяясь интуиции, Старк побежал южнее. Лес постепенно стал редеть, растительность становилась более скудной, а в воздухе почувствовалась прохлада. Крейг бежал, пока его сапог не погрузился в коварную топь.
«Тут вперед подохнуть можно», - недоверчиво покосился на болотную жижу, высвобождая свою ногу.
Вспоминая, сколько народа было во дворе замка, вариант, что ему дадут возможность сбежать – не рассматривался. Две ноги и 6 патронов против ружей (или с чем они там, явно не с пустыми руками), собак и лошадей. Мужчина бежал о край болота, ища то место, где кони бы не забоялись и прошли, а собаки сбились со следа. Нужно было добыть себе лошадь – тогда можно было бы посоревноваться.
«Должны быть и другие, как я. Иначе охота будет скучной, ведь меня вам не поймать». Это не была самоуверенность, это было то, что давало ему надежду и силы.
Одинокий цокот копыт был совсем неподалеку – идеальная возможность получить себе средство передвижения. Прижавшись спиной к дереву, мужчина проверил револьвер, но вновь спрятал его за пояс. Выстрел привлечет внимание всей округи, так он себе подпишет смертный приговор, нужно было действовать тихо. Закусив нижнюю губу, Крейган крепче сжал в руке, подаренный Бейли, нож.
Даже один на одни преимущество будет не на его стороне. Жестокость «охотников на людей» ясно дала ему понять, что играют с ним не простые смертные. Вампиры.
«Он продал меня этим тварям, - от злости на своего работодателя, мужчина сжал кулаки, что побелели костяшки пальцев, а на скулах заиграли желваки, - Ты подохнешь, тварь».
Оставалось лишь надеяться, что моросящий дождь хоть на чуть собьет его запах, и вампир его не учует. По крайней мере, если удастся справиться сейчас, то будет шанс побороться, а если нет… То его разорвет толпа.
Перебегая от дерева к дереву, стараясь, по возможности не шуметь, Старк приближался к Кейт. Глухой цокот копыт по мягкой земле, фырканье, становились все громче, и Крейган пытался ориентироваться на звук, потому что видимости практически не было никакой.
Замерев, вжавшись в широкий ствол дерева, он слышал, как мимо проходит его «цель». Времени на раздумий не было, нужно было действовать предельно быстро и четко. Прямо сейчас. Выскочив сбоку, сзади, моментально ухватил за плечи седока, вонзив нож под лопатки, он сбросил его на землю. Сердце забилось сильнее вдвойне, когда он осознал, что его «враг» слишком мал в обхвате. Это ребенок. Не так он представлял вампира, у которого ему придется отнять лошадь. Все мысли пронеслись в голове в одно мгновение, он не остановился, лишь бросил единственный беглый взгляд на девочку, и взобрался в седло. Он вспомнил ее. Она приходила к клубу и просила, что бы Старк впустил ее. Она угрожала ему неспроста. И вновь слова Бейли в голове.
«Она королева».
Страх, недоумение. Он не будет дожидаться ее милости, он выберется отсюда сейчас же!

+3

7

Кейт все еще вслушивалась в собачий лай, ее внимание было полностью сосредоточено на приближающихся охотниках, а вот о том, чтобы посматривать по сторонам и иметь в виду зверей поопаснее собак, она не думала. Слишком привыкла чувствовать себя крепкой и сильной, слишком привыкла к заботе Братства и неприкосновенности своей персоны.
Кобыла всхрапнула и дернулась боком в сторону. Девушка повернула голову, посмотреть, что испугало лошадь, успела краем глаза заметить светлую макушку слева, а потом седло вылетело из под нее, что-то ударило в спину, и вот она уже лежит на мягкой холодной земле. Она не успела даже вскрикнуть, лишь удивленно поднялись брови, да запоздалый гнев не дал терять время на разглядывание лесного мусора перед лицом. Опираясь на левую руку, Кейт села с быстротой рассерженной кошки и взглянула на посмевшего так обращаться с королевой могущественного Братства крови. Боль еще не успела дойти до ее сознания, зато человека, сидящего теперь на ее слишком маленькой для него лошадке, она узнала сразу. И вопрос, какого черта он здесь делает, тут же сменился ответом – это подарок Бейли. Хорош подарок. Романтичный ужин с приключениями.
Разъяренная вампирша подобрала под себя ноги, чтобы вскочить, но еще одного резкого движения тело не выдержало. Едкая боль перехватила дыхание и застучали в ушах гулкие барабаны. Он что-то сделал с ней, человек  из клуба, ему было мало просто отнять ее лошадь. Она опустила голову и увидела, как по коричневой ткани на груди расползается мокрое пятно. Ох нехорошо это было, неправильно. Но где-то в глубине Кейт знала, что именно так и бывает на охоте, если зверь знает, что его убьют. Не глядя Кейт выхватила из за пояса нож и с коротким злобным рычанием послала его вслед тронувшейся с места лошади, в выделяющуюся на темной спине мужчины полосу светлых волос. Попала или нет, узнать она не могла, длинный нож прошел в ее тело насквозь, резаное легкое заполнялось вместо воздуха кровью, и только невероятная нечеловеческая живучесть не давала вампиру потерять сознание. Хотя Кейт хотела бы этого, ибо ей уже не было дела ни до охоты, ни до мести, упираясь руками в землю она пыталась дышать. Мучительное понимание того, что она не умрет, а будет сейчас долго ждать, когда затянется рана, и за это время сюда подоспеет ее свита и увидит ее в таком положении, облегчения не приносило. Так глупо попасться собственной добыче. Она уже слышала смех охотников и сплетни в замковых переходах. Ты еще не сбежал, - она дотянулась до рукояти ножа и выдернула его, невольно расширяя рану. – Ты еще…
Тошнота и накатившая изнутри тьма застили последние мысли. Кейт выпрямилась и легла на спину, решив больше не двигаться и подождать. В конце концов на ней печать Каина, дающая бессмертие и неуязвимость, времени у нее целая вечность.
А звонкая стая несла переливы лая уже совсем близко. Суетливо тычась носами в землю, отпихивая друг друга от следа, собаки подступали к болотам. И треск валежника под копытами лошадей заполнил лес, крики всадников неслись между деревьев, некоторые опередили свору, отгораживая часть леса далеко впереди. Бейли тоже был там. С юга человека перехватят другие каиниты, дежурившие в искусственных насаждениях с момента начала охоты. С запада Джейкобсов кряж даст простор собакам и всадникам, и шанса выиграть в скорости у жертвы не будет. Бейли надеялся, что Старк послушал его совета и пробирается на восток через болота. Оттуда у него будет шанс добраться до дороги в город или в южные леса. Он не обещал Патрику безопасность его работника, но сам не хотел ссоры с другом. Подарок королеве сделан, а если Ее Величество не сможет его удержать, то в том вины Бейли не будет.

+4

8

Мягко поглаживая черного жеребца по холке и спине, Говард соскользнул на землю, прислушиваясь к звукам и втягивая носом запахи окружающего его леса. Хруст веток и шелест предрассветного леса под ногами неуклюжего человека. Его присутствие совсем рядом, совсем недалеко - было неоспоримо. Несколько аккуратных шагов вперед и можно было видеть через деревья его светлую макушку головы, а за ним, через деревья и его цель: светлый круп невысокой лошадки и спину королевы. В руках нож, самый обыкновенный нож. Говард не двигался, превратившись в тень, и уже тень скользила за спиной человека, гадко и равнодушно планируя свой следующий ход. И когда человек прыгнул, Говард взял правее, стараясь предугадать направление по которому тот пойдет, не желая вмешиваться или мешать "королевской охоте", но и не упуская ни одной детали. Борьбы не было. Кейт как легкая тряпичная кукла рухнула вниз, попыталась подняться, но не смогла. Острые клыки на бледном лице нелюдя стали еще длиннее. В нос ударил запах крови. Так вот как пахнет твоя кровь...
Безразличный, безжалостный, холодный древний, скорее напоминающий мертвеца, он смотрел как покушаются на его королеву и пальцем не желая шевелить, чтобы предотвратить это.
Но только не побег наивного человека. Ведь правда? Как же он хотел жить. Этой страсти, этой жажды так не хватало ему и его королеве, теперь лежащей на траве, где-то там, за корпусом взволнованной кобылки, на которой теперь был другой всадник. Но это временно. Все это временно. Граф даже не доставал трость. В лесу она бы не смотрелась. Он оттолкнулся ногами, прыгнул, сбивая с лошади ее всадника. Ударил им о землю, потом приподнял и бросил на ближайшее дерево, ломая его хрупким телом и деревья и его кости. А потом уже, когда тело его еще так живо дергалось в конвульсиях, он разорвал удлинившимися когтями его кожу на горле и бросил издыхающего к ногам королевы, чтобы его кровь хоть как-то облегчила ее страдания. Она бы благодарила его, он бы был героем, который ее спас. Хотя спас ли? От того ранения, которое она получила, Кейт не умрет. Говард был уверен в этом. Он знал слишком много битв, слишком много ран. Она понимал, что не смотря на тщедушное тельце, в этой девушке присутствует огромная сила. Говард все это знал.
А потому, затаившись в кустах, сокрытый деревьями со всех сторон, он просто наблюдал, как человек напал на королеву, позабывшую об осторожности. Мое дитя. Неосторожная искра моего пламени. Самоуверенная девчонка. Говард наблюдал и не вмешивался, не устраивал погони, не нападал на человека, не убивал его и не бросал его слабое тело к ногам раненной королевы, чтобы она могла напиться его крови.
Человек. Как дикий зверь, которому было плевать кто умрет от его руки. Ему была важна только его шкура. Он выживал, он боролся. И шансы его были катастрофически малы. Беррингтон не остановил его и тогда, когда он пришпорил испуганную лошадь и попытался бежать на ней. Далеко или близко, ему было плевать. Он просто вышел вперед, из-за деревьев. И смотрел на человека своими прожигающими дыры глазами. И не было в этом взгляде совсем ничего. Пустота, холодная и равнодушная, как смерть. Один только тлен. И ни один вампирский палец не пошевелился, чтобы его догнать или остановить, помешать. Древний перевел взгляд с человека на королеву, лежащую на земле и спокойно, не проявляя интереса к человеку, пошел к ней. Полы черного плаща развивались за его спиной как черные крылья. Граф стал рядом с ней на колено, снял перчатку с одной руки и провел по ее щеке, убирая пряди волос. Она была бледная и внешне такая беспомощная. Совсем еще ребенок. Но Говард прекрасно знал, что у этого фрукта есть сердцевина иного рода. Сейчас и узнаем - какая во всех деталях. Краем глаза он все же держал человека в поле видимости, чтобы не допускать ошибок. Люди - коварны и безжалостны, особенно когда борются за свою жалкую никчемную жизнь. Но делал это граф незаметно и внешне спокойно. Лицо его было скрыто капюшоном, но не почувствовать его "прощальный" взгляд чужак не мог. Прощальный взгляд от Беррингтона не мог обещать ему ничего хорошего, но отчего-то давал отсрочку. Закончив любоваться беззащитной и не плюющейся гневом королевой, а такой он ее видел почти всегда, Говард перевернул ее, проследив, чтобы голова осталась на боку. Затем осмотрел рану на спине. Месторасположение было опасным, если бы она была человеком. Треск лопнувшей ткани и ее спина и плечи оголены. Шелест дорогой ткани, и модный бант графа пущен на бинты. Крепко и со знанием дела перевязав ее худенькое тело, в хлам изорвав ее плащ и охотничий камзольчик, Говард перевернул ее снова, прикрыв ее молодые груди остатками ткани и рубашки, висящими на ней, хищно озернулся по сторонам, слыша приближающих охотников, нежно поднял ее, легкую как перышко, кутая в своем плаще и прижимая к груди. И скрылся с нею за деревьями в другом направлении от "удачливого" охотника-жертвы. Моя! Просто - моя.

--- Таверна "Добрый Франциск" (если никто не пожелает продолжения встречи в лесу)

+2

9

Один беглый взгляд на раненую им девчушку, и Крейган ударил кобылку по бокам.
Сердце бешено стучало от понимания того, в какую игру он ввязался. Ему объяснили правила, но не спросили его согласия и цену поражения, которой, как оказалось, была его жизнь.
Лошадь испуганно заржала и встала на дыбы, прекращая бег, предаваясь панике, и Старку потребовалось усилие, чтобы не свалиться и удержать поводья. Недалеко от них стоял мужчина в черном плаще с капюшоном, лица его было не разглядеть, да Крейгу и не хотелось его видеть. Незнакомец не бросился убивать человека, он не сказал ни слова, казалось, что он просто отпускал его. Оно и к лучшему. Крейган положил было руку на револьвер, но не воспользовался, а погнал лошадь прочь от этого места. От ужаса по спине пробежали мурашки, мужчина прижался грудью к кобыле, и гнал ее, что было сил, ударяя по бокам. Лай собак и топот множества копыт становились все громче. Бежать. Бежать быстрее и дальше. Резко свернув в сторону, он направился к болоту, вспомнив о подсказке Бейли. Крейган сомневался, ведь может, мужчина хотел завести его в самое пекло, откуда уже не выбраться, но иного варианта просто не было, он не сможет оторваться от погони, если поскачет просто по прямой.
Легкая лошадка без труда преодолевала препятствия коварной топи. Шанс снова появился, но не могло все идти настолько хорошо. Кобыла оступилась, громко заржала и принялась фыркать и пятиться назад.
«Уймись! Чего тебе нужно, пугливая? Выдаешь меня».
Ничего не оставалось, как спешиться, и, хлестанув лошадь по крупу, заставить ту ускакать прочь.
Сапоги утопали в густой жиже, но, по крайней мере, так он будет двигаться бесшумно и не привлечет ненужного внимания. Силы от каждого движения, когда приходилось вытаскивать ногу из болотной «западни», тратились еще больше. Старку удалось немного перевести дыхание на более-менее сухой, устойчивой поляне, и отправиться дальше через болото. Куда приведет его это направление – он не знал и не задавался вопросом, просто двигался вперед, оборачиваясь на каждый шорох, высматривая впотьмах силуэты.

(как же без продолжения, я и пострелять хочу))

+3

10

- Я вижу его! - этот возглас был для беглеца, пожалуй, самым неприятным из возможных. Его видели, не только почти уже догнали, но принялись окружать такие же двуногие, сопровождаемые лающими псами. Не многие из тех, кто осмелился залезть в эти болота. Не самые первые, но лучшие из лучших. В темноте так четко поблескивали из их распахнутых ртов тонкие смертоносные клыки, полные азартом и нездоровым голодом глаза. Все быстрее и быстрее нагоняли его каиниты. Самые преданные, самые фанатичные охотники из возможных. Те, кто не желал мочить ножки в местом болоте, остались далеко позади.
Какая-то глупая борзая с разбегу вбежала в болотную жижу и та проглотила ее, даже не подавившись. Только мерзкий булькающий звук и жалкие попытки вырваться вместе с отчаянным визгом несчастного животного. Так и попытки человека были тщетны перед лицом бессмертия.
Откуда-то слева до него донесся шум голосов и смех. Вампиры тоже побрасали своих лошадей, но это не мешало им, не так уставая как он, продолжать погоню. Слева щелчок взводимого курка.
- Отойди, я сам! - крикнул какой-то голос помоложе. Кажется, его заметили, его почти догнали, но теперь между каинитами начиналось соревнование. Кто первый попадет в дичь.
На один из островков как ловкая кошка прыгнула темноволосая вампира в охотничьем костюме, но нога ее соскользнула в трясину, и вместо того, чтобы стрелять из ружья, специально нацеленного минутой ранее в сторону убегающего Крэйгана, она стала цепляться за деревья и кусты. К ней подбежали охотники, лающие собаки, которые тут же стали брызгать в сторону дичи слюной и яростью. Вампира недовольно зашипела, выбираясь из болота, оглядываясь на уходящую добычу. В спину, они уже дышали ему в спину, постепенно окружая, то теряя из виду, то вновь нагоняя, как будто бы играясь с ним в какую-то мерзкую игру позволяя бежать но контролируя каждый его шаг. Плеск воды, чавканье сапог, дыхание в спину. И туман.
- Взять его! - донесся сзади визг собак. Видимо кто-то из вампиров в ярости стегал ни в чем не повинных псин, отказавшихся идти по следу отчаянного Старка, - А ну вас к черту!
Грянул выстрел. Ветка, торчащая из мутной воды болота слева, совсем недалеко от его плеча, была сорвана пролетевшей рядом с ним пулей. Второй выстрел, и вода где-то справа жалобно хлюпнула, обдавая вонючими брызгами. Беги, Крэйган, беги. Только чудо и нечеловеческие усилия способны выдернуть из этого ада и оставить живым. Чем дальше охота углублялась в болта, тем сильнее и гуще становился туман. Плотный, сбивающий с толку, настоящий английский туман, которыми был так славен Лондон.
Снова кто-то выстрелил, но уже справа. Пуля проскочила перед человеком, врезаясь в мутные воды болота. Оттуда же справа донесся до его ушей мерзкий, предвкушающий победу смех. Туман - это , конечно, хорошо. Он помогал Крэйгану укрыться, но только и каинитов он прятал не с меньшим усердием, а они отнюдь не были "просто людьми". Раздавшееся хлюпанье слева и на него уже летела в прыжке та самая вампира, чье лицо было искажено яростью и боевой трансформацией. Жуткое зрелище, если никогда до этого с этим не сталкивался. И ладно ее лицо, но крик, нечеловеческий, жутки, сопровождаемый чередой выстрелов в их сторону, был еще менее приятным.
- Пошевелитесь, а то уйдет! - совсем уже за его спиной.

+4

11

При всей осторожности графа, при мягкости его шагов, боль плескалась в ее груди. Чувствуя затылком его плечо, она немного повернула глаза и посмотрела на мрачное лицо своего похитителя. Скорбно изогнутые брови и темные влажные глаза передавали не только боль, но невозможность противиться положению, горечь беспомощности и стыд перед собственной уязвимостью. Мне больно, - хотела сказать она, но губы шевельнулись и сжались, удерживая звук. Кому есть дело до ее беды? Некому было жаловаться раньше и уж точно нет смысла жаловаться Говарду.
Еще не стих стук лошадиных копыт, а Говард уже был рядом. Слишком быстро он появился, слишком неожидаемо заботлив. Ты мог его остановить, - думала Кейт, когда его пальцы гладили ее щеку. – Мог, но ты хотел, чтобы так все было. Что же, встреча получилась не слишком радостной, но они хотя бы не пытаются друг друга убить. Не сопротивляясь Кейт равнодушно приняла его заботу. Ей не хотелось покидать лес, нужно было лишь время, и  она бы справилась сама, закончила охоту, но слишком много было всяких но. Да, все будет так, как захочет великий Наставник, в конце концов все будет так.
Она не отрывала взгляда от лица вампира, говоря с ним мысленно, ибо так было безопаснее и легче. Может быть боги, которым он поклоняется добрались и до нее? Они столкнули троих в глубине леса, чтобы по безмолвному сговору жертва помогла охотнику, сохранив тем себе жизнь. Зачем ты унес меня? – и не ждала ни ответа и объяснений. Кейт была слишком слаба, чтобы ненавидеть его как прежде, и больше не боялась его, смирившись с участью куклы, слишком дорогой, чтобы с ней играть.

---- Внезапно похищена Говардом

Болота в этой местности не были глубокими, вязкая топь не размывала корней деревьев, а плотная черная земля щедро питала их, создавая над островками травы шатер густо переплетенных ветвей. Бейли не стал отпускать коня, напротив, стегнул его плетью и полетел вдоль полосы кустарника вглубь леса. Изредка под копытами расплескивалась мутная вода, и конь норовил уйти в сторону, но всадник упрямо тащил его по ненадежной земле. Бейли слышал выстрелы, много выстрелов, а еще через минуту и крики охотников. Обогнув болото он выскочил к остальным, быстрым взглядом выхватил происходящее и не замедляя аллюра лошади промчался мимо одного из каинитов, хлестнув его плетью по лицу.
- Назад! – кричал он, осадив коня развернул его к болоту, направил револьвер в сторону одного из стрелявших в убегающую добычу и почти в упор отстрелил ему ухо. – Стоять! Все сюда.
Первым замер вампир, почти добравшийся до своей жертвы, он обратил негодующее лицо к берегу, где бесновался телохранитель королевы. Если всегда невозмутимый спокойный Бейли так вышел из себя, значит, на то есть серьезные причины. Он с сожалением оглянулся на человека и побрел к берегу, с трудом вытаскивая сапоги из липкой жижи.  Остальные каиниты стихли, еще возбужденные, раздосадованные внезапной остановкой они зло смотрели на обнаглевшего Бейли. У большинства из них положение в Братстве было повыше, чем у него, а вытирающий с лица кровь вампир и вовсе был приближен к Наставнику.
- Где графиня Брукс? – не обращая внимания на ярость охотников спросил Бейли.
Вот сейчас они вспомнили, зачем они здесь. Развлекать королеву. Веселье затеянное для королевы и ради королевы не могло продолжаться без нее. Вмиг растеряв воинственность вампиры начали переглядываться, ожидая, что кто-то знает, где Ее Величество, или хотя бы видел недавно, однако никто не смог дать ответа.
- Где королева? – теперь ярость была в голосе Бейли, он был вправе судить их, он выполнял свою работу, и каждый каинит Братства знал, что подчиняется он только королеве, а препятствующие ему понесут справедливое наказание.
- Я думаю, об этом должен знать ее телохранитель, - ответил сзади насмешливый женский голос.
Вампир посмотрел на нее и остыл. Она права, он должен был быть рядом с Кейт, а не увлекаться охотой. Глупое желание выслужиться отвлекло его от основных обязанностей.
- К черту человека, - Бейли в последний раз взглянул в чащу, скрывшую Крейгана. – Ищем.
Долго искать не пришлось. Совсем рядом на земле было пятно крови и нож с костяной рукояткой. Не нужно было быть детективом, чтобы понять, что Крейган ранил королеву и сбежал на ее лошади. Лошадь тоже нашлась, ее привели вернувшиеся с юга охотники. Куда делась сама Кейт, никто не знал. Следы вокруг уже основательно перемешались, но Бейли не спешил паниковать, надеясь, что кто-то из своих помог королеве добраться до замка. А потому оставив несколько вампиров прочесать на всякий случай округу, он поспешил в Бладборн. Про человека уже не вспоминали, охота закончилась, добыча ушла.

---- Бейли в замок Бладборн

+1

12

- Я вижу его!
«Проклятье!»
Крейган поспешно вскочил с земли, так и не успев перевести дух, и снова бросился прочь от преследователей. Хитрые нелюди окружали его отовсюду, слишком их было много для шести патронов револьвера. Старк слышал, что пробираются они пешими, оставили коней у болота, но от этого радости было не больше, вампиры двигались намного быстрее уставшего загнанного человека. Мужчина перехватил удобнее нож и вонзил в горло подбежавшей собаке, что грозилась схватить за ногу. Потраченное на животное время приблизило смерть. Крейг до боли сжал челюсти, тело напряглось, а лицо стало страшной, искаженной яростью, маской. Один за другим стали раздаваться выстрелы. Это конец. Выносливое тело человека проигрывало в схватке с вампирами.
«Надо было сдаться королеве тогда» - пронеслось в мозгу перед тем, когда в глазах начали появляться светлые круги.
Он упал в мягкий мох, успел взвести курок и перевести дуло револьвера в направлении «летящей» к нему женщины-монстра. Среди множества выстрелов нелюдей, раздался один его. Серебренная пуля вошла прямехонько в лоб вампиры.
«Сука!»
Маленькая победа придала немного сил. Оперевшись о дерево, смог подняться, и вновь бросился бежать, все время оборачиваясь по сторонам, готовый стрелять на поражение в любой силуэт.
- Назад! Стоять! Все сюда.
Голос Бейли он не мог спутать ни с кем другим. Ненависть, жажда его смерти и всех этих тварей охватили мужчину. Тот факт, что благодаря самому Бейли у него в руках оказался этот спасительный револьвер, которым он наверняка лишил жизни ту безумную, не играл никакой роли. Он подсказал ему направление к болотам, что, несомненно, дало преимущество и возможность продержаться, а сейчас Бейли попросту спас его жизнь, уводя всех этих тварей обратно в замок.
Но Старк никогда так яростно не ненавидел ни вампиров ни оборотней. Он видел, как те убивают людей, но никак не мог предположить, что станет игрушкой для какой-то их девчонки. Игрушкой, в такой жестокой игре.
Голоса людей и лай собак постепенно стихали, и вскоре в ушах Крейга слышались только удары его собственного сердца. Но он продолжал бежать, пока не настал предрассветный час, и не стало немного светлее в этом дремучем лесу.
Весь в грязи и крови королевы он прислонился спиной к широкому дереву и сполз на сырую землю. Сил на дальнейшею борьбу не было. Револьвер, уткнутый дулом в землю, он держал обеими руками между колен. Уставшие глаза продолжали всматриваться в тени и движения леса. Мысли были пусты, взгляд безумен, сейчас и с врагом и с другом, что появится в поле его зрения, произойдет только одно действие.
«Пять. Еще пять. Всего пять». 

+2

13

Река Темза ---

Заяц, плюхнувшийся в живот, вместе с костями и всем содержимым еще там в лодке, он приятно грел душу. Вкусно, но мало. Интеллигентно погрызенная вампиром печень и остаток зверька, буквально проглоченного ненасытной пастью волка - все это не решило вопрос о необходимости поглощения пищи, но сделало его менее острым.  Голозадый мясник аккуратно ступил на мягкую траву босыми ногами. В воздухе чувствовалось напряжение, опасность. Белые клубы тумана ползли со стороны Темзу к лесу, но выбора у этих двоих большого не было. Нужно было двигаться вперед. И Адриан вздохнул.
- Жрать охота, - видимо Керну Стоуну стоило привыкнуть к тому, что Вольный любит поесть, поесть много и основательно. Хотя оборотень сомневался, что трапеза в лодке удовлетворила и клыкастого.
- Слышишь? - тихо прошептал зверь. Чуткому слуху волка был слышен хруст веток, всплеск воды, отдаленный лай собак. Вольный поморщился. Он даже не пытался это обсудить, - Туда, - тихо шепнул он, прыгнув вперед и трансформируясь в четырехлапого с хвостом. Так ему было сподручнее скакать по лесу и тише получалось. Какое-то время они шли молча. Земля здесь начинала чавкать, немного проваливаться и ступать нужно было осторожнее, чтобы не выдать себя. Белый волк посмотрел на Керна и повел носом в ту сторону, где сгустились деревья. Там, - говорил его взгляд. И там действительно кто-то был. На мгновение он замер, стоя в напряженной позе, как будто бы превратился в каменную статую, а затем коснулся мокрым носом руки вампира и бесшумно скользнул между кустами в направлении звуков. Тяжелое дыхание было слышно очень отчетливо. Волчья пасть облизнулась, принюхиваясь к запахам. Отсутствие ветра не облегчало его задачу, но и не мешало его направление. Адриан краем глаза попытался вычислить местоположение Керна и не терять его из виду. Но уже потерял. Неужели вампир испугался? Или он не любит охоту? И аккуратно, а главное очень медленно волк двинулся вперед. Вместе с туманом, ползущим от реки, как самый страшный белый кошмар, который когда-либо был у его жертвы. Все его тело гудело от напряжения и волчьих инстинктов. Он чуял охоту, погрузился в нее с головой и радовался этому. Стоило только забыть на мгновение кто ты и его добыча погибла. Только вот Вольный умел держать себя в руках, по крайней мере там, глубоко внутри, не теряя связь ни с одной из своих сторон, а живя с обеими в полной волчьей гармонии. Или же, скорей всего это был союз волка и человека, но в пользу зверя, что делало их альянс сильным и органичным. Не нужно было бороться с собой, чтобы не стать кем-то еще. Можно было просто быть таким какой ты есть.
Запах крови и пота, человеческий запах, но с примесью той весьма узнаваемой нотки, которую сейчас хотелось бы слышать меньше всего. Вампир? Хотелось бы поделиться этим наблюдениями с клыкастым, но только разве тот поймет его тихое "аррррыырррру"? Да и шуметь не стоило. Добыча была близко, она устала и возможно была сильно ранена.

+2

14

Река Темза  >>>

- И здесь нечистая...
Керн замер, прекратил шебуршать выволакиваемой на отмель лодкой и тоже повернулся туда, где только что хлопнул далёкой отсыревшей петардой выстрел.  Другой. И ещё.
- Слышишь?
А то. Нечистая или грязная, но - стреляла какая-то зараза. И было  слышно в ватной предрассветной тишине, как в той же стороне где палили из ружей  воют, заходятся  лаем собаки, да не одна и не две - целая свора.
И кто же это, интересно,  решил потравить кабанов в болотах в ночную пору. И чем так провинились те бедные  неудачники, что облаву на них устроили не откладывая дела до рассвета. Странно всё это было, нехорошо. Больше нехорошо, чем странно.
- Слышь, Вульф, - зашипел Керн вслед зашуршавшему в лес обормоту.
"Не перекидывайся" -  хотел сказать, -  "ты ж, белобрысая твоя морда... как молоко на мишени".  А в молоко  попасть, всякий знает, в сто раз  легче. Потому что белое и много.
Но белый хвост уже мотнулся, ныряя под полог ветвей. Да и  белая шкура, ка выяснилось чуть позже,  на удивление удачно терялась  в клочьях тумана, густо клубящегося  над заболоченной лесной хлябью. Словно так и надо, как будто и урождён был Белый не лесным зверем, а рыскать по гиблым болотам, наводя ужас на суеверную округу и порождая сонмы слухов самого антинаучного характера.

Это уже были совсем не те лихие скачки, что творились  в далёком южном лесу. Двигались без лишней спешки, ступали тихо, выбирая где посуше и не  чвякает под ногами. Не врезаясь победоносно в сырую предрассветную хмарь, а позволяя ей свободно вливаться в себя, донося, что творится вокруг на многие ярды и мили.
Однако о  том, что дорога их пересеклась с тропой ещё с какого-то лесного искателя (Крейган), доложила  лесная тишина далеко не сразу -  позже, когда давно уже стихли выстрелы, голоса собак и конский топот.
Судя по доносящимся звукам, искатель был одинок, искатель спешил и не слишком заботился о скрытности. Во всяком случае, спутники или преследователи его, если таковые имелись, двигались гораздо аккуратнее, не уступая в умении призрачно-бесшумного движения через лес двоим дитятям ночи, оборотню  и вампиру. По Белому - так не сказать было, что чует тот чьё-то множественное постороннее присутствие... Но - чёрт его знает. На упреждение сработать - оно никогда не помеха. 
Роли  в этом молчаливом настороженном кружении распределились как-то сами собою и сразу. Ощутив мокрое прикосновение волчьего  носа, вампир  проследил направление, взятое мохнатым - и сразу двинулся своим маршрутом, намереваясь зайти к  незнакомцу с другой стороны. 
Обходил по дуге, держась за стеной густого сумрака, наверняка не расступавшегося здесь и самым ясным днём, кустов и стволов, ориентируясь на шум, исходивший от живой цели. На шум ориентируясь, но больше прислушиваясь к  вольному лесу за правым плечом - есть там что, нет?
Лес упорно молчал, настаивая, что здесь их трое и никого он больше в мрачном нутре не прячет.
Белого из поля зрения Керн, конечно, быстро потерял, но то не беда - там он, с другой стороны, где ему ещё быть; когда нужно будет, найдётся.
Наконец, бесшумно и плавно  вынырнув под очередной густой нависшей ветки и замерев, каинит приметил  среди прочих неподвижных силуэтов нечто одушевлённое.
До незнакомца было ярдов восемь-десять.  Вампир на несколько мгновений привалился плечом к кривому стволу, разглядывая сквозь ветви багульника человеческую, несомненно мужскую фигуру, и безуспешно пытаясь вычленить среди тумана какие-нибудь признаки Белого. И внезапно что-то шевельнулось внутри остро и тошно, подпитывая грибной аромат  воздуха резким привкусом азарта и чувства  вины. Чего не случалось во время всех предыдущих многочисленных лесных добыч зверя-птицы. Что-то неуловимо знакомое было в именно этом скрадывании, в присутствии где-то там во тьме  белого волка, в напряжении, исходящем от прижавшейся спиной к дереву фигуры, во всей... охоте. Да, охота, вот что это было. Тогда или сейчас?...
Нет, память не захотела сработать на полставки мстительной Фурией и не подсунула перед глаза Стоуна призрак искажённого ужасом лица, залившегося кровью между чёрных, опирающихся на ствол волчьих лап. Под нахмурившимися бровями просто родилась уверенность: тогда было просто убийство, бессмысленное и никому не нужное, а сейчас - как раз нихрена не охота, и всё, поохотились и будет. Наверное. А вообще - сейчас посмотрим. 
Керн ещё раз напряжённо прислушался, убеждаясь в отсутствии агрессивно настроенных  сторонних помех. И приступил к выяснению, значит, - "будет" или "не будет".
- Эй ты.
Как определить - что из себя представляет найденный посерёд леса загнанный тип, стоит ли тихо развернуться и уйти, оставить его в покое, или доделать то что не доделал кто-то - пока было неясно. Посему Стоун  придерживался привычной и  совершенно неоригинальной тактики - задавать  вопросы в лоб.
- Ты какого лешего  здесь шляешься по лесу среди ночи, мистер?
Величественный оттенок, в обращении различимо  звучавший, внушал мысль что ставит вопрос сам хозяин или как минимум один из непосредственных совладельцев сего королевского болота. И отвечать нужно немедленно и со всею почтительностью. Даром что владетель, допускавший  некоторую нервность внезапно потревоженного джентльмена, продолжал лепиться к корявому древесному стволу, неотступно  наблюдая за каждым движением "мистера Эй-Ты" и готовясь в случае ярко выраженной  необходимости совсем не по-хозяйски сократиться за защитную  древесину.

+2

15

Крейган откинул голову назад, упираясь макушкой в ствол дерева и закрыл глаза. Мышцы болели, голова гудела, палец, что лежал на курке, нервно дергался, грозя незапланированным выстрелом.
«Вставай и беги! Осталось немного. Выберешься, умирать рано», - подсказывал разум, но тело было категорически против каких-либо действий. Совсем недавно только удалось унять дрожь в коленях, но Старк был не уверен, что сможет встать, а еще больше был не уверен, что сможет бежать. Какая же он легкая сейчас добыча.
Тишина была уже несколько минут, погони не было слышно, даже лай собак стих, и Крейг смог восстановить нормальное ровное дыхание и привести мозги в порядок. Только сердце по прежнему бешено отбивало ритм.
«Я ее наверное не убил. Если королева вампир, то от обычного ножа ничего ей не будет. Бейли говорил, что она пощадит… Черта с два! Они не получат меня, стоящим на коленях!»
Крейган, разозленный своими же мыслями, в сердцах двинул локтем древесный ствол, отчего от самого локтя до плеча прошло болезненное онемение.
- Эй ты. Ты какого лешего  здесь шляешься по лесу среди ночи, мистер?
Глаза тут же раскрылись, Старк не успел еще ничего сообразить, как рука с револьвером дернулась в сторону цели, а нервный палец все-таки сделал свое дело. Выстрел в пустоту. Еще один.
«Черти!»
Опять голову посетили мысли о смерти. В глазах двоилось, мужчину не хило мутило. А трата патронов была очень не к стати. Да еще и шум, который он поднял, мог привлечь остальных. Но Крейгану было плевать, мужчина был уже уверен, что его нашла та шайка «охотников», если этих гадов можно так назвать, и теперь прятаться или бежать бесполезно.
«Еще три…Твари».
- Подходи! – выкрикнул в неизвестность Старк, - Пули-то серебряные! Твоя подружка в километре отсюда валяется, сделаю из тебя такой же кусок дохлого мяса.
Туман скрывал незнакомцев, силуэты стали мерещиться повсюду, но стрелять было бы по ним глупо. Не опуская револьвер, Старк достал второй рукой нож, крепко сжал его рукоять.

+1

16

Белый волк, став частью тумана, приближался к сидящему у дерева силуэту со спины. Он шел медленно и самое главное - тихо. Куда ему было спешить то? Когда раздались выстрелы, волк замер, а затем двинулся снова. Клыкастый еще пытался какие-то разговоры с вампирюгой проклятым разговаривать. Видимо, это нежелание убивать собрата. А вот Адриан был иного мнения. Вампиром просто разило от него. Он хвастается, что кого-то уже убил. Может быть, эта охота была на вампира, а он ушел. Охота как в старые добрые времена. С крестами, собаками и вилами. И волк прыгнул, целясь в руку с револьвером, чтобы не давать каиниту и шанса проделать дыру серебряной пулей в напарнике-дипломате. Белый решал по-своему, по-волчьи. Он прыгнул, чтобы вцепиться в руку, держащую револьвер, чтобы потом сделать второй бросок и разорвать чужаку горло. Но пасть почувствовала кровь не каинита. Самая простая, человеческая, поэтому едва только лопнула под его мощными клыками ничем не защищенная кожа руки, выпустив свой сок наружу, как волк разжал челюсти, захлебываясь рычанием.
- Человек! Человек!
И начал оборачиваться прямо перед ним, быстро и неожиданно, а превратившись, рухнул на человека всем своим весом, заламывая тому руки, бодая его своим широким лбом и продолжая рычать. На нем действительно была кровь вампира, но только сам он не был таковым.

+1

17

Резкое движение не прошло незамеченным, и безнаказанным тоже не осталось.
Рука незнакомца дёрнулась вверх - каинит в момент  обтёк  ствол, подставив толстокожего великана между собою и зло хлестнувшими листву пулями. Только на секунду  схватился за оцарапанное  плечо. Не от боли,  от удивления  - мистер-то лесной до сего момента казался не слишком зрячим, даром что разило от него совсем не людской кровью, или слишком уставшим;  а тут - из револьвера  навскидку, да на голос. Неожиданно.
Между тем   общаться мистер вовсе не отказался, и едва отстрелявшись  высказался. Судя по угрожающим выкрикам, донёсшимся с его стороны, выходило -  кого-то он уже порешил, или думал что порешил, и  теперь опасался погони.  Или погоня была изначально,  и уже в ходе неё он кого-то шлёпнул -  не важно; суть - что с кем-то он их с Белым явно перепутал, принял за того, кого ожидал, но очень не хотел  встретить в этом гиблом гнилом лесу.
А события продолжали нарастать со скоростью снежного кома, сминая, утягивая за собой всех и вся и не оставляя времени на глубокомысленные дедуктивные анализирования.
Заслышав резкий шелест травы, Керн вывернулся из-за дерева  и как раз  успел увидеть этот самый ком в облике волка-Белого, уже входившего, раззявив зубастую пасть-капкан, в тесный и наверняка очень болезненный контакт с нервным  стрелком. 
Надо заметить, что  и за роль Немезиды, и Бича Божьего, и Занозы в Том Самом Месте - Керн при подвернувшемся случае брался как-то одинаково  легко и не мучаясь долго тяжкими сомнениями. А кем уж именно на сей раз получилось сработать из перечисленных  - частенько выяснялось уже чуть позже. 
Вот и теперь, не выжидая ни доли  секунды, пока  Белый сожрёт мистера, или мистер изловчится проделать в агрессоре  дополнительную вентиляцию, каинит   со всей дарованной Нечистым скоростью покрыл  пространство, разделяющее  его укрытие и сцепившихся .   
- Подружку мою пришил,  теперь до приятеля добираешься?
Рык из стоуновской глотки вылетал не хуже волчьего, покуда ухватив и выдернув из общей свалки, то есть, позаимствовав у Вульфа одну неприятельскую руку, вампир, всячески помогая оборотню прижать к земле и успокоить нервного мистера,  выкручивал её,  да хорошенько, чтобы всякую дурь вроде ножей и револьверов из неё к чёрту выбить.
- А ну прекрати дёргаться и выкладывай, гад, кто тебя  такому научил вообще! Выкладывай, а то руку сломаю к ***  маме
Жизнеутверждающий энтузиазм, звучавший в гласе над головой  незнакомца, свидетельствовал что дипломат  вошёл в самый дипломатический раж и    вывернутую человеческую руку скрутить совсем винтом, так что потом разве что  оторвать совсем да  выбросить - ему  сейчас раз плюнуть.

+2

18

Все произошло весьма неожиданно. Ожидая нападения спереди – получил удар сзади. А точнее с боку. Огромный белый волк вцепился в руку. От боли, слабости и неожиданности револьвер выпал из рук.
- Человек! Человек!
Перед Старком разворачивалась жуткая картина. Прямо на глазах волк принимал облик мужчины.
«Еще и оборотни? Не много ли за одну ночь?»
Некогда было выяснять друзья они или враги, и Крейган замахнулся на Адриана ножом, забывая про второго, что стоял впереди среди деревьев. О конфликте вампиров и оборотней он знал, но не стал придавать сейчас этому значение. Слишком все быстро происходило. Занесенная с ножом рука была остановлена в воздухе и выкручена, отчего возможность держать в ней что-либо была потеряна.
Поражения. Провал. Финал. Крейган был обезоружен и обездвижен, навалившимися на него незнакомцами. Он отчаянно пытался подняться, отпихнуть хоть одного, но справиться со здоровыми мужиками не выходило. Что же теперь? Сдаваться на милость королеве? Умереть гордо?
Последняя попытка заехать локтем по подбородку Вульфа прошла неудачно, и тело Старка осело на землю, прекратив все сопротивления. Молодой каинит его только предупреждал, не спешил убить, и, по-видимому, не хотел, отчего Крейган оказался в замешательстве.
- А я-то думал, что меня сюда погнали не для того, что бы руку ломать, - тяжело дышал мужчина, переводя дух.
Старк бросил взгляд на валяющийся у ног револьвер, а потом попытался посмотреть в глаза говорившего. Выдавить из себя слова было трудно, во рту пересохло, а ярость на своих «охотников» все росла.

+2

19

Под давлением двух неумолимых аргументов незнакомец наконец прекратил дёргаться. Но говорить продолжал загадками,  щедро засеивая поле воображения слушателей семенами догадок и домыслов. Не всегда, кстати, для себя выгодных.
- Погнали? Куда - в болото? Клюквы набрать или лешему на поминки пива отнести?
Керн, не спеша ослабить хватку,  снова насторожился и неуловимо быстро переглянулся с Вульфом.
Вишь ты - погнали его. А кто погнал-то и зачем, спрашивается? Может, это не на него вовсе охотились, может, это его погнали участвовать со всеми в облаве, да о тех кого ловили зубы обломали? Для лесной охоты, правда, стрелок-беглец  одет был как-то   легковато. Особенно для человека, беспримерно легко схватывающего всякую простуду. А в том, что в руках вампира и оборотня мыкался человек не оставалось никаких сомнений - сквозь примесь остывшей подсохшей крови каинита, сквозь все прочие запахи ослепительно ярко звучал аромат свежайшей человеческой крови, защекотавший ноздри.   
- Слушай, ты хорош говорить иероглифами. Кто погнал-то? Ну-ка ну-ка, обскажи это дело поподробнее.
Керн пошевелился, переставляя упершееся в землю колено с какого-то корешка и не только лицом но и всею фигурой проявляя  неподдельную заинтересованность подробностями  - кого это нынче гоняют по лесам-болотам.  Не лишние они сейчас совсем, даже крупицы - вон очкарики-профессора целых  древних ящеров с БигБен ростом по косточке собирают.
А чтобы кладезь какой-никакой информации не вздумал артачиться и запираться, каинит доверительно  пообещал:
- Давай-давай, говори, не фардыбачься, а то сломаю к... хм, - ну да, вот к ней и самой.

+2

20

Нет, они явно были не похожи на тех безумцев, что скалились на него ранее. Но они выводили его из себя своим близким контактом, своими вопросами и угрозами.
- Давай-давай, говори, не фардыбачься, а то сломаю к... хм.
Ярость смешивалась с испугом, а Керн все добавлял масла в огонь. Но ведь тот факт, что он все еще жив, должен ведь о чем-то говорить?
Крейган дернулся, мол нечего меня держать, и хрипло заговорил, заглядывая каиниту в глаза:
- Вампиры. Устроили на меня охоту. Ха, - посмотрел на Адриана, - Подарочек своей королевне…
От воспоминаний участилось дыхание и сжались кулаки.
«Эх, надо было добить ее. Я ведь ее не убил, всего лишь ранил…»
Было жаль, если его смерть окажется бессмысленной. Да, та вампирша, что напала на него неподалеку отсюда, больше не поднимется, но вряд ли по ней будут скорбеть так, как по своей королеве.
- А вы чего? Отстали от них? – еще раз дернулся от тяжелых мужских тел, но так лениво, обессилено, - Да пустите уже… Я не смогу все равно бежать. Дышать нечем.
На лбу появилась испарина, говорил он все время прерывисто, выдавливая слова. Взгляд был то отрешенный, и чуть ли не жалостливый, то вновь суровый и грозный. Оставаться на месте было очень рискованно. Нужно было бежать. Но как?
- Ты меня укусил, - с неким отвращением посмотрел Крейган на место укуса на руке и поморщился, - Собака…
После собственных слов до него начал доходить и их смысл. Его укусил оборотень. Не дал вампирам обратить себя, так подставился под челюсти волка. Сердце забилось, взгляд скользнул по лежащему у его ноги револьверу.
«Тварь… Мразь… Отродье… Только дай мне шанс».

+2

21

- Не собака, а волк, - фыркнул презрительно Адриан и выпустил человека, убедившись, что ни нож, ни револьвер теперь ему недоступны, затем глянул хмуро на Керна, - Укусил я его.
Брови свел, хмурился, глядя куда-то в лес.
- Королева, говоришь. Так это сучье племя на людей сейчас охоту устраивает? Далеко оторвался? - и втянул сильно носом воздух, как будто принюхиваясь. а потом снова повернулся на парня, - Не ем я людей. И он не ест, - кивнул на вампира, - По крайней мере он так говорит.
Сплюнул и прошелся взад и вперед. Резко остановился и гневно посмотрел на человека.
- До полнолуния тебе почти месяц. Время еще есть, чтобы спрятаться.
Снова принюхался, силясь уловить в воздухе запах его крови, чтобы то ли запомнить, то ли определить насколько хорошо куснул. Почесал голый зад, прибив на нем севшего комара.
- И не дергайся. Дернешься, не посмотрю, что почти собрат. Твоя раса не спасет тебя, если удумаешь чего. Уже не спасла... Вроде все чисто и рядом больше никто не крутится.
Адриан был мрачным как туча.
- Никому твоя шкура тут не нужна. Мы приняли тебя за одного из этих, - взгляд на Керна, - Больно сильно от тебя разит вампирами. Кого пришил то? Странно, что они оставили тебя в живых, очень странно. А ну говори все как есть. Откуда сам, как звать и как попал на эту охоту?
Затем помолчал.
- А ну вас всех... - и мрачно с хрустом, как грузный медведь, удалился в лес переживать свой промах в одиночестве, не удосужившись кому-либо хоть что-то объяснить. Таков был весь Вольный.

(я в лесу погулять, но вернусь, обязаловом, пока пишите без меня, за знакомство так сказать!)

+3

22

От чести быть приписанными к королевской свите Керн  отказался, и весьма равнодушно. Оптом, и за себя и за Вульфа.
- Неа. Мы вообще сами по себе.
Удостоверившись, что Вольный запросившегося на волю мистера  покуда ещё придерживает, Керн отпустил руку, подобрал выбитый нож и револьвер. Ознакомился быстрым хозяйственным взглядом с содержимым откинутого барабана, попутно реагируя на продолжающуюся беседу по мере необходимости.   
- Чтобы человека сожрать? Да ни в жисть! Что я,  псих что-ли, - хладнокровно откликнулся каинит от своего дерева, к которому примостился  спиною и бдительно поглядывал на собеседников, предупредительно не убирая подобранное добро. И улыбнулся, показывая безо всякого стеснения всем желающим мощные острые клыки, заточенные совсем не под траву с одуванчиками, - Я только кровь. Мне без этого нельзя.
При последних словах Керн  без лишнего трагизма развёл в стороны ножом и  револьвером. Мол, ну, вот так вот вышло - нельзя, не получается, чего ж теперь. Пить кровь - не значит обязательно убивать. А коли уж приходится убивать... ну,  так дай великая мама-Ночь, чтобы всегда была возможность выбора, у кого забирать жизнь. О большем по мнению Стоуна судьбу не стоило и просить; вернее, просить её вообще не стоило. И не только вампирам. Был может быть  Стоун глуповат, недопонимал чего-то в жизни, или не умел смотреть на неё с благоразумной политической масштабностью и потому  не понимал плясок с бубнами, разводимых иными шаманами  вокруг рас. Или просто как представитель одной из сильных разновидностей,  вполне мог  позволить себе, так сказать, зрить сразу в корень, а вернее - в сердцевину, как известно, поражающуюся всяческой гнилью независимо от расовой принадлежности приютившей её оболочки.
Так или иначе, но таких либеральных взглядов, кажется,  здесь придерживались не все.
Вампир покрутил головой между выразительно  меняющимся в лице незнакомце  и Вульфом. 
- А чего ты скосорылился? - взгляд прочно остановился на личности незнакомца,  сквозь кажущееся спокойствие наливаясь всё более  жёсткой, немилосердной колючей  пристальностью, -  Что, испугался  что по-новому жить привыкать придётся? Или он тебя каких радостей в жизни лишил?
"Он" - это, конечно же, был  Вульф.
- Ну да -  соплей с холерой не видать тебе больше как своих ушей, угу. Будешь как черепаха, до тыщи лет жить и не чихнёшь ни разу - вот беда-то, - вампир легко хлопнул себя по бёдрам, сокрушённо покачав головой, и сплюнул в сторону,- Ну, раз в месяц будешь в леса уходить, блох на свежем воздухе выгуливать. Это... в драке осторожнее руками размахивать... Тоже мне... Ты только про "я этого не просил" тут  не заикайся;  ты у мамки на свет из пуза вылезать тоже не просился -  так  небось  не ныл, как все - ходить учился, а как выучился - тоже о дерево расшибаться что-то не побежал. Привык, поди, даже понравилось?
Конечно, было в этом внезапном нахрапе много чего  несправедливого. И становление оборотнем имело свои вполне реальные трудности, оправдывающие  отсутствие энтузиазма по поводу обращения. Не говоря уже о том что сам процесс кусания мало кого способен порадовать. Да и обычный протест против попрания свободы выбора  и  нежелание непрошеных трудностей были бы вполне правомерны - ведь в самом деле, нехорошо получилось. И  будь на месте покусанного какая мисс, миссис  и прочая девица, Керн вероятнее всего обнял бы и попытался успокоить.
Но - увы, гневно сверкающий глазами незнакомец не являлся девой ни с какой стороны и не вызывал ни малейшего желания  заключать себя в объятия.  Так что крепкий и подготовленный к жизненным трудностям мистер  заработал  лишь освежающего морального подзатыльника, предположительно отвлекающего от желания ставить  трагедию  из-за того что уже случилось и  никакому обратному изменению никак не подлежало.
- Рожи он косорылит... Лучше бы как теперь жить с этим поспрашивал  - небось, подсказали бы, денег не спросили, - проворчал напоследок Керн, озадаченно поглядывая вполглаза вслед Вольному.
Однако, "папка" тоже не спешил  вразумлять  новоиспечённого "сынулю" дельными  наставлениями и уже хрустел ветками где-то за кустами,  успев к тому же подкинуть словей, так что впору бы взять за плечо да и припереть  со справедливым вопросом: я что-то не пойму, ты что это, лохматый -  ты за свободу драться собираешься, или ты с вампирами драться намылился, или одно с другим попутал и думаешь - как всех кровососущих поколотишь, так и наступит на земле  сплошное счастье и эра справедливости?
Нет, не может быть. Не мог оказаться Вольный таким идолом и наверняка подразумевал что-то другое, а не намерение  порвать первого подвернувшегося каинита.   
Ладно. Затрагивать такие жгучие материи момент сейчас был определённо неподходящий. Позже.

+3

23

Он не слушал Адриана. Вернее не хотел его слышать.
«Твою мать. Твою ж мааать…»
Ярость сменялась паникой, страхом. Вот так быстро, какие-то мгновения… и он уже не человек. Он тот, кто не должен жить, он стал тем, кого сам ненавидел.
«Родные. Я как будто их предал. Лучше бы умер от вампиров. Столько боролся и… напоролся».
Керн наконец-то ослабил хватку, освобождая руку Старка, а затем поднял с земли нож и револьвер, проверив последний на наличие в нем патронов. Сердце Крейгана сжалось, он стиснул зубы, чтобы не взвыть от разочарования. Весь тот маршрут действий за возвращением своего оружия, что он проложил в своем мозгу, теперь был ни к черту. А Керн и рад стараться, стоял и скалился, пугая Старка своей клыкастой улыбкой.
- А ну вас всех... – махнул рукой Адриан.
Теперь Крейган поднял взгляд на своего «убийцу», который вот так просто взял и скрылся в лесу из вида, оставив Старка в компании вампира.
«Я убью его. Убью!..»
Упираясь спиной в дерево, помогая себе руками, мужчина стал подниматься на ватных ногах. Разум никак не хотел мыслить трезво, казалось, что это какой-то ужасный сон, это ведь не может быть по-настоящему. Только не с ним. Тело пробила сильная дрожь, а лоб и спина были мокрые от напряжения (или от волчьей заразы).
Вампир говорил. Говорил, как будто помогал справиться с несчастьем бывшего человека, который попросту не знал, что теперь нужно делать. Но помогал по своему, по-мужски, и по вампирски.
Старк стоял и с отвращением рассматривал свое окровавленное запястье, где минутами ранее покоились волчьи зубы. Ужасная рана, но не потому что большая и кровоточащая, а из-за того что принесла человеку смерть.
- Рожи он косорылит... Лучше бы как теперь жить с этим поспрашивал  - небось, подсказали бы, денег не спросили.
Крейган пытался собраться с мыслями, успокоиться, взять себя в руки, но взгляд его был по-прежнему похож на взгляд затравленного зверя.
- Выпить надо… - только и смог выдавить из себя.
Руки дрожали, хотелось закурить, но и сигарет не было при себе. От желаний и потребностей разболелась голова.
- Ты. Он… Куда он пошел? Уходить надо отсюда, вдруг за мной погоня… Я ж это… подарок ее, - Старк осмотрелся по сторонам, пытаясь послушать звуки леса, но в ушах стоял такой гул, что он бы не смог услышать, что творится у него за спиной.
«Давай, соберись! Может, не сработало, может я еще человек! Откуда же тебе знать».
- Как узнать, что я… оборотень?

+2

24

- Выпить надо…
- Нету, - неумолимо развёл руками вампир, продолжая искоса наблюдать за "королевским подарком".
Тот наконец поднялся на ноги, и вроде  даже снова начал более-менее реагировать на внешний мир.  Хотя  взгляд помятого мужчины ещё слегка гулял, словно отыскивал на ускользающей реальности что-нибудь, за что бы ухватить её покрепче и удержать вместе с собой-человеком, уже начавшим незаметно и неотвратимо отбывать в прошлое.
По крайней мере, вопросы, .
- Как узнать, что я… оборотень?
- Пока никак.
Керн сдул с губы пристраивающегося комара и нарушил лаконичность, начавшую было прочно утверждаться, видимо,  в компенсацию словесного изобилия прежнего монолога. 
- Через денёк... Запах у тебя изменится, понял?
... или не изменится. Конечно, глядя на кровавые отметины полновесно прокушенной руки, стоило честно отдавать себе отчёт - шанс, что мистер не подцепил волчью побегуху, есть из разряда самых фантастичных  и несбыточных. Но постой - не был ли он сам в каком-то смысле живым подтверждением тому, что не стоит начисто отрицать исключения в правилах, и что случается порою в мире всякое, во что ни в жизнь не поверишь, лично не столкнувшись? Так что Стоун после некоторой паузы  всё-таки добавил:
- Или не изменится. Но я бы на это вообще не рассчитывал.
"И ты не надейся, забудь" - говорил  брошенный в лицо взгляд, да и сам тон завершающей поправки.
- Человек, конечно, не учует... А вот обормот, небось, и раньше чем через день учует...
При воспоминании об обормотах Керн оглянулся в сумрак, так неожиданно проглотивший Вольного.  И резко оттолкнулся от ствола, выпрямляясь:
- Пошли.
Нет, а что? Выпить нету, переодеться нету, жрать нету, погоня... скорее всего тоже нету, но чёрта ли с того толку, раз всего остального нету. И какого лешего здесь торчать-выжидать? Того, которого  тоже нету и когда вернётся - не сказывался.
Вообще всё это было очень странно. Зачем-то позвал, потащил в обход  города, а потом  вдруг резко свинтил в туман. Не из-за укуса же этого он так распереживался ("- Ты не бойся, штаны я перед этим одену" - почему-то вдруг  всплыл в голове откуда-то из далёкого небытия неведомый голос, неизвестно кому принадлежащий и к чему клонящий, но определённо несколько развеявший гнусный болотный сумрак и даже проскользнувший по физиономии Стоуна неуловимой хорошей ухмылкой). Видать, нужно ему было время что-то обдумать.  Что-то он там для себя решил за эти пару часов и что-то передумал.
Ну и чёрт с ним. 
- Не маленький, не заблудится.
И ещё раз  осенил сырую почву под ногами плевком,  решительно засовывая трофейное оружие по пиратски крест-накрест за пояс.
- До окраин вместе дойдём. А там уж и сам с  дороги не собьёшься   - которая до кабака  или до цугундера, какая там тебе нужнее.
Каинит ухмыльнулся потенциальному новому спутнику, и не дожидаясь начала  проявлений бешеного энтузиазма с его стороны двинулся вперёд, бесшумно ныряя под ветви и выбирая более-менее сухую тропу-дорогу, прочь из болот и  в сторону города. Только бросил через несколько шагов:
- Вплотную только не иди, - дав понять, что  наступать вампиру  на пятки, рискуя соблазниться отсутствием глаз на его затылке и дать выход переживаниям какой небудь глупостью - например, попытаться огреть по затылку чем-нибудь тяжёлым - всё-таки совсем не стоит. Не та погода.

+1

25

Старк слушал Керна внимательно, старался почувствовать свое тело, понять, есть ли какие-то изменения. И как назло – тело болело все сразу. Кости ломили от влажности и холода, в глазах периодически двоилось, частично из-за тумана, частично из-за неосторожного удара, а мозг отказывался нормально мыслить и, казалось, раскалывался на мелкие части.
- До окраин вместе дойдём.
Крейган бросил взгляд на каинита, потом обернулся в поисках своего «врага», что посмел разинуть на него свою пасть, обращая в новую жизнь и веру. Но того нигде не было видно. Хотя, быть может, вампир мог его заметить где-то среди деревьев, но зрение и слух бывшего человека еще не позволяли ему иметь такие органы чувств.
«А ну и черт с ним. Не больно нужно».
Патрик – его начальник, что отдал своего работника в вампирское логово, Бейли – хитрый жестокий тип, Королева –балованный ребенок, который считает, что ему все позволено, все прочие вампиры, а теперь еще и этот волк. Все они были в черном списке, которых Крейган был бы искренне рад убить.
Пока была возможность, нужно задавать вопросы. Но что за черт! В голове не было ни одного путного.
- А почему ты не с ними? Не с остальными каинитами?
Мужчина отстранился от своей опоры-дерева и пошел следом за Керном.
К нему было странное отношение. Он должен быть одним из тех, кого нужно ненавидеть, но он же странным образом к себе располагал. Но доверять своим глазам и ушам не стоило, он ничего не знал об этих двоих, а значит, они оба должны быть под подозрением.
Предупреждение вампира мужчина пропустил мимо ушей, сразу же нагнав того, поплелся сбоку, чуть сзади. Но мыслей о нападении на него не было, скорее обычный человеческий страх остаться одному, потерять из вида единственного человека (хоть он и не человек).

+1

26

- Это с какими? - не понял Керн, -  Которые за тобой гонялись, что ли? Осторожней, бревно...
Каинит перешагнул замшелый ствол, затаившийся в папоротниках поперёк дороги, и скосил глаза  на шелестящего обок соседа. Сначала с оценивающим прищуром - шугануть за циничное неуважение личного пространства и техники безопасности  или не шугануть, пускай его. Но  любопытство и необычность поставленного вопроса всё-таки пересилили.
- А чего это мне с ними быть?  У меня там как-то ни родни ни друзей не водится.  У них своя свадьба, у нас своя банда...
Слово "банда"  отозвалось в душе "пирата" непрошеной горечью, но Стоун, захваченный вопросами поднятой темы,  отринул тоску-печаль и продолжил:
- Кто они хоть? Что за черти  такие, что каждый с ними быть обязан? И чем ты им так не угодить умудрился, что за тобой - аж толпой  с собаками?...
Все прежние объяснения незнакомца были слишком уж отрывисты и малоинформативны, чтобы вывести из них какую-нибудь мало-мальски цельную картину. И плохо укладывалась в голове уже вполне, впрочем, осознанная прямая связь между давешним  лаем гончей своры, ружейным грохотом -  и  видом одинокого, слабо вооружённого загнанного человека.
Снова зацепило слух упоминание королевы, оброненное несколько часов назад и смывшимся лешим-Вольным. И пока что из всех этих обрывков напрашивалось  два более-менее складных  предположения. Первое -  что  в городе завёлся какой-то клан, или клуб, или  ещё какая община, принадлежащая собратьям-каинитам, объединённая какими-то очень самобытными  пристрастиями, обеспеченная материально…  И очень закрытая, раз слухи о ней до сих пор не разбежались по кабакам, рынкам и прочим традиционным перевалочным пунктам информации повышенной ценности и зыбкой достоверности. И наверняка выступают  зачинщиками и заправилами всего этого дела  какие-нибудь бесящиеся с жиру аристократы. Потому что кто ещё, как не привыкший  кичиться титулами и близостью к монаршим особам, докатится  до мысли завести  личную королеву. И у кого ещё хватит денег окупить кучу лошадей, натасканных собак, ружей  - и молчание вокруг ещё одного развлечения, отличающегося от утех на Арене  классом, но никак не степенью паскудности:  облавы  на человека.
Второе – отдавало будничным цинизмом и предполагало в собеседнике наличие некоторых специфических  качеств: действительно, не каждый нароет в себе достаточно душевной простоты или смелости признаться, что просто напросто попёр что-нибудь ценное, или натворил дел, и гоняют его, в общем-то, вполне заслуженно.
Впрочем, всё это пока было предварительными домыслами, которые незнакомец должен был  подтвердить или развеять. До того же момента мог пользоваться невольным расположением, которое вызывал образ собрата по непрухе, попавшего в ситуацию схожую с той, из которой совсем недавно выбрались Керн с Белым, не сдавшегося и оставившего гнид с носом.
- Как звать-то тебя? – спросил  Стоун – и усмехнулся, - А то вдруг всё-таки погоня -  шлёпнут кого, а второй и знать не будет, что на придорожном этом... мемориальном   камне нацарапать.

+1

27

- Это с какими? - не понял Керн, -  Которые за тобой гонялись, что ли? Осторожней, бревно...
Внемля словам каинита Крейган проморгал поваленный, заросший мхом и прочей растительностью, ствол, поздно спохватившись.
- Черт… - упираясь руками в грязь, мужчина приподнялся, сделав усилие что бы отряхнуть колени некогда дорогих брюк, - Да, с ними.
Да уж, внешний вид не по улицам гулять, в таком виде и в таверну не пустят, нужно было добраться до дома, сменить рванье, что было не только в грязи, но и в крови.
- У них своя свадьба, у нас своя банда...
Банда. Это слово буквально въелось в мозг. 
«Вряд ли банда может состоять из двух человек. Хотя может просто выразился неверно. Сколько же их?»
Старк продолжал сомневаться, но вместе с тем доверял Керну. По крайней мере, тот мог вывести его из леса, ведь в другом случае, Крейг может просто-напросто или заблудиться или набрести на вампиров, которые окажутся менее общительными и добродушными.
- Она. Королева пыталась попасть в клуб, где я работаю… Работал. Вид ее не дотягивал даже до 16 лет, при себе не было ничего такого, что позволило бы мне ее впустить. Видно, мой отказ ее очень разгневал, - мужчина хмыкнул, внимательно смотря теперь под ноги, переступая коварную корягу, - Я даже не знал кто она такая. А потом меня привезли сюда в качестве работника, а позже пригласили принять участие в охоте. Они просто решили развлечься.
Горький ком ярости подступил к горлу. Говорить о том, что королева была ранена им – он не стал. Все-таки дела вампирские, мало ли, как Керн отреагирует.
- Одну я убил. Тот револьвер, - Крейг опустил взгляд на свое оружие, подаренное Бейли, - спас мне жизнь. Хотелось бы его вернуть.
Постепенно «новоиспеченный» оборотень приходил в себя, прокручивал у себя в мозгу все то, что произошло с ним за эту ночь, вспоминая и приключения в библиотеке и жесткие порядки в этом учебном заведении. Появилось чувство голода, ведь не ел он с самого вечера. В животе противно заурчало и Крейган ускорил шаг.
- Крейган я. Крейган Старк, если угодно, но я предпочел бы, что бы на камне осталось лишь имя.
Мужчина печально улыбнулся и отвернулся в сторону, вспомнив опять о семье.
«Нет больше Старка. Умер».
Выжидающе Крейг посмотрел на своего спутника, ожидая услышать его имя.
- Что у вас за банда? Там и этот тоже? – махнул головой куда-то в лес, намекая на Адриана.

+1

28

- Что? Этакая пигалица -  королева? Ты серьёзно?
Керн удивлённо качнул головой. Совершенно   другие ассоциации возникали перед внутренним взором при звучании монаршего титула. Может, оттого что, считай, вся жизнь Керна прошла при Виктории, уже бывшей пожилой ещё в те годы, когда Стоун только выполз из пелёнок.  Или ещё по какой причине, но  представлялась под какой бы то ни было  короной тётка  вполне зрелая, с безжизненно-правильным, отрепетированным  набором выражений холёного  лица  и почему-то  вечно слегка брезгливо  сложенными губами.
Дальнейшее повествование каинит выслушал молча, не перебивая рассказчика внезапными эмоциональными всплесками, а на самых патетических моментах  ограничиваясь хмыканьем и умеренным шевелением мимики.
- Вот уроды...
Кто? Ну, вот они, которые:
- Завели себе, значит, прынцессу, а в цирк сводить или за ухо воспитать - недосуг, по заведениям шляется и вытворяет что хочет...
Что-то в голосе было, подсказывающее что вопреки  несерьёзности небрежно вываливающихся слов, мысли вокруг всплывших подробностей роятся далеко не шутливые. И повторное  признание в собственноручном пришлёпывании какой-то мадам из развлекающейся свиты преследователей  их течения совершенно не возмутило. В отличии от просьбы вернуть орудие убийства.
Каинит живо посмотрел на Крейгана - и помотал головой.
- Неа, пока не отдам, - ответил Керн, отстраняя с дороги низко нависшую ветку, - Знакомство у нас было бурное, на кровопийц ты в обиде, что ты за человек - я ещё не понял, а у меня в этом мире ещё столько дел не сделано... Даже  имя тебе ещё  не назвал. Керн, - почти без перехода, просто и очень коротко  представился каинит, впрочем, тут же сделав беспечное примечание, что если места на придорожном камне хватит и не лениво будет - можно Керн Стоун. Но вообще и за просто Керна он тоже претензий предъявлять не будет. Но пушку всё-равно отдаст только при прощании.
А вот последний вопрос был коварен и заставил стоуновские брови собраться в домик, выражающий секундное затруднение. Конечно, можно было просто признаться, что  "банду" он брякнул не особенно задумываясь о смысле и уместности; и в смысле уместности оно как раз сейчас как-то не очень -  он и сам сейчас болтаешься как в проруби... банный лист. В проруби. Но ведь была же! И есть. Будет. Надо только собраться и не разбрасываться  на сто сторон сразу.
- А чёрт его знает - что за банда, - задумчиво протянул вампир, туманно вперившись  в расступающееся месиво леса,  - Разметало нас за всей этой...
Строго устремлённый вдаль глаз весьма подвижно  в сторону, незаметно  проверяя на лице слушателя  ответную реакцию. И так же бойко перебросил взгляд в другую сторону. 
- Этот?... - Керн оглянулся в сумрак, по прежнему не подававший признаков сгинувшего Вульфа - и хладнокровно отрезал, - На испытательном сроке.
Нда,  слышь его сейчас Белый - сильно бы изумился такому своему положению, может быть даже по шее дал бы от большого удивления. Но удержаться было совершенно невозможно. А что? А нечего, бхе-хе, гулять когда важные разговоры разговариваются. А вы что думали? в бандах всё жёстко, щёлкнул клювом  - и всё, ты уже не в банде а на кухне туалеты драешь.
Керн стиснул покрепче челюсти, чтобы не фыркнуть  предательским смешком. Но - схлынуло, и весьма быстро.
- Что делать теперь думаешь?
Взгляд, после короткой паузы брошенный на Крейгана, был вполне серьёзен.
- По городу тебе теперь с оглядкой... За убийство-то никогда особо  по  голове не гладят…
Вампир ещё раз посмотрел на спутника, на сей раз запальчиво вздёрнув голову.
- Ты не думай, я тебе в папки-благодетели  не записываюсь. Просто в городе и так чёрт знает что творится, не пойму я пока никак - что именно. Не люблю очень не понимать, знаешь...
О природе и впрямь крепко живущего в нём  пристрастия - держать руку на пульсе событий, - Стоун не задумывался никогда, но что было, то было.
- А если ещё ты  через пару недель начнёшь как оглашенный по городу носиться и путаницу умножать...
Не надо, не надо умножать путаницу. А то ведь найдутся не хуже  математики да и приведут к общему знаменателю - молчало  многозначительное многоточие в конце недосказанной фразы.
- К полнолунию готовься, не прошлёпай, слышишь? Это не трудно, сейчас почти в газетах вместе с погодой лунную эту... фазу печатают - специально для таких как ты и обычных, чтобы в плохую ночь по домам сидели... подальше от таких как ты, - чистая правда - периодические издания, в погоне за тиражами славящиеся необыкновенной чуткостью к нуждам читателей, отреагировали с похвальной быстротой и уже не первый год  радовали аудиторию не только предсказаниями непогоды, но и регулярными сведениями о состоянии   лунного цикла, - А то прямо посреди города скрутит - и других погубишь, и сам наверняка  без головы останешься. Я бы отстрелил.
Каинит бесстрастно пожал плечами, подтверждая, что  в папки действительно не годится и башку безумному и слишком буйному новолунку при необходимости отвалил бы не задумываясь.
- В  общем-то, ничего в этом такого нет, но в первую-вторую  ночь себя помнить не будешь. Совсем. И знаешь... лучше ты найди таких же как сам, тех кто постарше да поумнее, хотя бы в первое полнолуние  с ними будь. Они тебя поучат,  за холку трепанут где надо, - вампир хмыкнул, - Что - приличным обормотом  станешь. А там уже и сам приспособишься. Тебе, главное, первые несколько лун нормально   перевалить. Зверя в себя пустить - не трудно; вот  человека в себе уберечь, чтобы оба нормально в одной клетке  ужились и в драке душу тебе не перекорёжили... Это труднее.
Последние слова вышли тихо и как-то тягуче.  Но вампир тут же встрепенулся и  свирепо зыркнул на Старка.
- Слушай, ты бы руку замотал чем-нибудь, что ли... Идёт тут, пахнет как праздничный пудинг. На, окурись.
В сторону провинившегося не глядя сунулся спичечный коробок со спичками и заточённой в нём помятой сигаретой, на бинты, конечно, никак не тянущей, но вполне годной  на роль благовония для маскировки праздничного  кровавого  запаха.

+2

29

Судя по его реакции можно сделать вывод, что королева Керну тоже не очень-то нравилась. Не зная, что этот мужчина вампир, можно было бы смело думать о его непричастности к этим темным душам.
Оружие Старку Керн не вернул, глупо было на это рассчитывать, да и Крейг не был уверен, что не выстрелил бы тому в голову в случае чего или еще какому его приятелю, или тому самому, что сбежал в лес. Молодой оборотень не удивился, когда услышал, что Адриан на испытательном сроке в этой банде.
«Да уж, без мозгов на людей кидается не подумав. Его бы вообще вампирам сдать… Собака… Упырь… Все из-за таких неучей, как он…»
Крейган был весьма зол на Адриана, а хладнокровный взгляд Керна говорил о том, что тому оборотню явно влетит за свои поступки.
- Что делать теперь думаешь?
«Ох, знать бы…»
Еще один небольшой экскурс в суть своего нового существа. Информация нужная, но в голове она вряд ли отложится в таком же виде, в котором ее преподносят. Несмотря на отговорки Керн все равно выглядел «папкой-благодетелем», неким наставником, он располагал к себе, и верить ему хотелось. Да потому что больше некому.
«Полнолуние… И что делать? В доме закрываться?»
Голова опять «развалилась». Нельзя вот так, за какие-то несколько минут привыкнуть к новой жизни, пересмотреть свои взгляды. Бросить своих друзей или нет? Стоит им говорить? И работа. Отомстить Патрику за свою испорченную жизнь. И куда податься дальше? Новая работа? Не очень-то оборотней любят. Скитаться и просить милостыню? Ну уж нет. Грабить? Живо скрутят.
«Твою ж мать! Что за мысли?! Я ведь еще человек! У меня нет ни хвоста, ни клыков».
Нет, не все так было просто. Одно дело это представлять, как живут оборотни, представлять себя на их месте и фантазировать, как бы жил ты. А другое – это когда ты планируешь СВОЕ существование.
На просьбу Керна Старк отреагировал моментально. Ну, действительно, наверное, не очень приятно идти рядом с аппетитным бифштексом и не откусить кусочек. Но, как ни странно, бинтов не было при себе. Оторвав рукав рубахи, обмотал свою кровоточащую кисть, а предложение каинита было просто мечтой.
«О, да… То, что нужно…»
Затянувшись, впуская в легкие серый дым, Старк закрыл глаза, задерживая дыхание. Вот чего так не хватало. Еще глубокая затяжка. Отлично. Тело расслаблялось.
- Керн, как тебя найти? Я смогу присоединиться к вам, если решу?
Крейган понимал, что как только они покинут этот лес, каинит может в любой момент исчезнуть, так же, как и Адриан, а что делать тогда Старку? В этом мире оборотней и вампиров он не знаком ни с кем. Да и очень сильно сомневался, что любой из представителей этих рас кинется объяснять неумехе Крейгу, что да как.
- А какие цели этой вашей «банды»?
Для Старка был очень важным этот вопрос. Даже если он будет оборотнем, то это не значит, что он станет творить бесчинства, убивать невинных людей, чтобы насытится или для удовольствия (или станет?). Именно такие картины вырисовывались от слова «банда», хотя собеседник, судя по сказанному им, жрать людей просто так не собирался.

+1

30

- Ты сначала реши, а там видно будет.
Раздумчивая пауза, повисшая в воздухе после первой пары вопросов, была непродолжительной.
А о чём было особенно раздумывать? Показать или не показать дорожку с своему логову? Да  кому оно нужно. Чего и кого там прятать? Вопрос же Крейгана невольно выдавал вероятность, что вместе с человеческой сущностью слиняет и всё привычное её окружение, оставив разбираться новорожденного вервольфа со своей новой  шкурой в одинокой самостоятельности. А может, просто отчаянный парень, готовый порвать с прошлым полностью и искать путь нехоженный и совсем не усеянный розами, мягкими булками и утренним кофе.  Так почему нет? Найдёт себя рядом человек  - хорошо.  Отыщет   альтернативное решение и исчезнет, навсегда утащив с собою в Лету балласт ненужного адреса  - тоже ради бога.
- Я сейчас снимаю меблирашку на Олд-Парк лейн. Такой там напротив табачной лавки стоит домище, аж на два этажа и целым  одним подъездом. На втором этаже последняя справа дверь.  Если там не застанешь, а как пить дать, не застанешь... Черкай записку и оставляй под дверью. 
Спутник говорил довольно благозвучно, без родного косноязычия кокни, привольно вливающегося в уши во всех закоулках Ист Энда, Саутварка и прочих основных местах обитания безграмотной  братии, так что хитростью письма владеть  наверняка тоже был должен.
- Или лучше тащи в "Гнутую Подкову". Оставишь у хозяина, скажешь для кого... Место, где тебя перехватить,  на первый раз сам обозначишь.
Упоминание злачного заведения и табачный дым подхлестнули шаг и желание  побыстрее выбраться из леса и броситься в душные объятия  цивилизации, в отличии от свежей, но дикой природы славящейся обилием прессы, едальных и питейных заведений, трубочных лавок и прочих мелких,  порою совершенно необходимых благ. Да и на следующий вопрос дать ответ за стаканчиком пойла, с надёжностью всякого доброго растворителя уничтожающего  затруднения и недопонимания, было бы  легче.
- Да самые обычные. Живи,  давай жить другим. Да так, чтобы у всяких уродов, у которых на вторую часть память плохая, грабли свои поганые ни к тебе ни к твоим друзьям тянуть и мысли не родилось. Чтобы вообще те места где ты с водишься за три мили обходили по стенке.
Вампир смачно размазал  какую-то жгуче цапнувшую мошку по  плечу, не прикрытому оторванным ещё на Арене рукавом, и осклабился, не испытывая в этот момент никаких сомнений, что когда-то так и было, и разрази нелёгкая, если не лежит впереди только две тропинки - или сгинуть в какой-нибудь канаве с простреленной башкой, или вернуть, вырвать из пасти судьбы и города  подло упёртый некогда статус-кво.
- Я не говорю, что в полиции все уроды или ничего не могут. Но законы - они ж что твоя  библия, их тоже люди пишут, а люди обычно под себя пишут. И ты с твоими проблемами в их планы можешь и не входить. Понимаешь?
Керну казалось, что человек, побывавший игрушкой у каких-то знатных ублюдков, охочих до необычных развлечений, всяко должен понимать такие тонкости.
- В полицию регистрироваться пока не ходи, - тускло бросил вампир, останавливаясь и разглядывая след лошадиного копыта, чётко отпечатавшийся в небольшой лужице,- Сначала узнай, что сейчас творится в городе, - тронул холодно-влажную, уже успевшую упруго приподняться траву,  выпрямился и медленно отёр с пальцев мазки влажной земли, всматриваясь в просветы между стволами и прислушиваясь -  лес по прежнему заливала только ватная тишина, нарушавшаяся лишь обычным, не внушавшим никакого подозрения набором пощёлкиваний, шелестов, попискиваний и потрескиваний. Вампир поднял голову на Крейгана, -  Похоже, кто-то с большими возможностями решил, что в планы города не вписываются как раз хвостатые. Подробности не спрашивай, пока сам  не знаю. Но как целыми семьями режут, с бабами и детьми - видел.  И полиция вроде как была не против...  Лондонский клан, слышал, вообще  вырезали подчистую.
И снова замер.
Резко, ругаче застрекотала в глубине леса сорока, минут десять назад так же обругавшая и их с Крейганом. Ещё через минуту из обычных звуков леса вычленились шумы, выдававшие какое-то невидимое движение, легко и быстро накатывавшееся сзади как раз  в их со Старком сторону.
Быстро глянув на Крейгана, каинит кивнул на толстый подломившийся  ствол, задержавшийся в полувертикальном положении только потому что зацепился кроной за соседние деревья, и сам весьма активно попятился, привалившись и положив руку на рукоятку револьвера. На всякий случай перебросить оружие спутнику заранее, не дожидаясь появления неведомого бегуна, Керну мешала лишь  память о том, с какой лёгкостью новый знакомый нажимает на курок  и мысль - а вдруг  это Белый  передумал драить туалеты на кухне и шпарит обратно, значит, в банду? Нет, всё-таки Вульф  не успел прогулять свой испытательный срок до такой степени, чтобы тут же пускать его в расход, да ещё и чужими руками.

+2


Вы здесь » Отродье Каина » Северный пригород » Лес между замком Бладборн и Лондоном


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC