Дата и погода:

1900 год.
Итак, друзья и братья-сёстры. Лондон не завершает свою историю, Лондон вечен, как старая грязнуха Темза, питавшая и пестовавшая своего блистательного, своенравного отпрыска. Форум можно читать, можно продолжать отыгрывать на нём какие-то истории и эпизоды. Но глобальных событий здесь уже наверняка не случится. Вся сюжетная активность с зарядом новых красок и бочкой второго дыхания переносится сюда, в Лондон же, но немного иной Лондон Новые лица, новые истории - повзрослевший, но пропитанный ещё более авантюрным духом, он с нетерпением ждёт вас. Огромное спасибо всем, кто был и будет с нами здесь, на ОК, и душевное "Добро пожаловать" тем, кто рискнёт переступить с нами порог нового Лондона.
О погоде Мерлин пока тоже ничего не сообщил.


Новости:

2015-10-28 • В связи со стартом нового витка сюжета и новых квестов ожидается полное обновление информации

В верх страницы

В низ страницы

Отродье Каина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Отродье Каина » Замок Бладборн (северный пригород) » Кухня и прилегающая к ней столовая на первом этаже


Кухня и прилегающая к ней столовая на первом этаже

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://sa.uploads.ru/3Nino.jpg
Некогда здесь была  большая добротная кухня, с прилегающей кладовой и подвалом, всегда чистая и полная хозяйственной и заботливой прислуги. Большая чугунная печка, плиты и деревянный стол.  В столовой, соединявшейся с кухней парой дверей и небольшим коридором, стоял  широкий и очень длинный стол из красного дерева, где, наверное, могли бы поместиться чуть ли не все жители замка разом. Резные деревянные стулья из дерева той же породы с высокими спинками окружали его  по всему периметру. Большой камин и шкафы с посудой и красивыми сервизами для чая. Напольные высокие часы, напоминающие биг-бэн в миниатюре и приставные столики, на которых хранятся полотенца и столовые приборы, шкуры волков, головы пантер на стенах.
Стол стоит и сейчас, на своём месте и камин, им даже можно пользоваться, не рискуя угореть или задохнуться от дыма. Уцелело даже кое что из богатого и обычного кухонного скарба. Но  едва ли они сохранили хоть мизерную часть прежнего лоска, сгинувшего после настигшей замок катастрофы. Ныне столовая и кухня, как и подавляющее большинство прочих помещений Бладборна, представляют собой весьма скорбное зрелище.

0

2

Храм Мафусаила ---

Длинных и деревянных столов сегодня в большой и просторной зале было несколько. Ким села где-то с краю за один из них, жадно набросившись на ту скромную пищу, предложенную студентам на завтрак. Но вкуса у еды не было. Она так и не смогла заставить себя проглотить ни кусочка. Склонившись над стаканом с молоком, она пыталась понять, что же с ней происходит. Какая-то женщина в накрахмаленном чепце стукнула ее указкой по спине, сказав, чтобы она не горбилась. Студенты в большинстве своем трапезничали молча, поглядывая в сторону находившихся в столовой преподавателей, но когда те вышли, в воздухе моментально воцарилось здоровое студенческое жужжание. Как же хочется есть...
Еда, стоявшая перед нею была не просто безвкусной. Она была никакой. У нее как будто бы не было ни вкуса, ни запаха. Наверное, я заболела.

0

3

~ Храм ~

Едва речь зашла о еде, в животе рыженьки проснулся ком воздуха, дышащий, растущий и недовольный своим замкнутым положением. Он глотал и глотал воздух внутри чрева, что создавало неприятные волнообразные ощущения и в конце концов боль, пока все это, слага Богу, не прекратилось.
Поприветствовав еду молитвой, Лючия распахнула очи навстречу настоящей человеческой пище и, утомленно улыбнувшись, принялась есть. Она залилась золотом в свете лучей из окна, дотронувшись языком до еды. Пока студентка не доела последнюю ложку скромного, но вкусного завтрака и не допила последний глоток молока, она не обратила внимания ни на кого, кто сидел с нею рядом или ходил за спиной. Вокруг было строго и спокойно, а это не вызывало у Люси ничего кроме радости.
Тарелка опустела до того, как желудок наполнился, но просить чего-нибудь еще студентка бы ни за что не осмелилась. Она решила отнести посуду самостоятельно, так как первая закончила прием пищи. Люси быстро разобралась, где она сможет оставить посуду, но рядом не было никого и она не удержалась, чтобы вымыть свою тарелку и стакан.
По возвращении в зале приема пищи было гораздо больше шума. Увидев прямо с краю знакомое лицо, Лючия на мгновенье помрачнела. В памяти вспышкой сверкнули стыд, раны, холодок вскарабкался по плечам.
Направив взгляд на прекрасную кудрявую девушку, Лючия подошла к ней и присела рядом.
- Привет. Я тоже здесь обучаюсь.
Рыженька не знала ее возраста и не знала, человек ли это, но после того, что сегодня удалось увидеть, можно было говорить только так, участливо и мягко.
- Помнишь мое имя?
Лепестки солнечно растянулись - улыбка:
- А как зовут тебя?

+1

4

Из задумчивости выдернул легкий голос.
- Привет. Я тоже здесь обучаюсь.
Ким посмотрела на присевшую рядом девушку, стараясь подобрать нужные в этой ситуации слова, но так и не находя их в полной мере. И выдавила из себя тихое, - Привет, - скользнув по незнакомке взглядом и больше не глядя на нее.
- Помнишь мое имя? А как зовут тебя?
Кимберли еще раз посмотрела на девушку более внимательно. Светло-рыжая, открытые глаза, милая. Но Ким ее не знала.
- Мы разве знакомы? - на лбу ее пролегла складка. Она попыталась вспомнить ее, но с уверенностью могла сказать, что никогда ее не видела, - Ты меня с кем-то путаешь, - взгляд Кимберли невольно скользнул на ее кожу. Такая нежная кожа. А за ней что?
- Кимберли Гриффит, - так приятно это произносить!
Ким, удивляясь собственным мыслям, оттолкнула их, посчитав их еще одним признаком ее недомогания, и отодвинула от себя завтрак в сторону студентки.
- Хочешь? - яблоко и стакан молока, - Я... наелась, - сказала еще тише Кимберли и попыталась улыбнуться ей в ответ, но улыбка получилась так себе.

Отредактировано Кимберли (2013-04-17 09:19:06)

+1

5

Гувернантка Рут Аддерли незаметной тенью прохаживалась у стены столовой ближе к кухне. Ее появление отчасти еще не было так заметно, а тем более студенты не успели наслышаться про ее скверный характер. Вампира смотрела на всех испепеляюще, гневно, как будто бы именно они испоганили ее жизнь и виновны во всем зле, когда либо происходившем на этом свете. В ее небольших сощуренных глазах было лезвие, столкнувшись с которым можно было сильно пораниться.
- Завтрак закончен! Все на занятия!
Это провозгласил дворецкий Малфорд, больше всего на свете уважающий точность и пунктуальность. Его вытянутый силуэт появился в дверях столовой залы так же быстро, как и исчез. Горничная проследила его глазами молча, а затем взяла со стола ложку с длинной ручкой и принялась подгонять студентов и студенток так, как умела: то ударяя кого-то ею по голове, то по руке, что было не менее болезненно.
- Живее.
Голос у нее был сухой, безвкусный и неприятный. Говорила она тихо, но очень выразительно. Она поравнялась с двумя девицами (Лючия и Кимберли), встав за их спинами и прошипела, как кобра, готовая прыгнуть на них в любую минуту, жаля своим смертельным ядом:
- Немедленно отправляйтесь в учебный класс!
Ложкой она ударила по яблоку, предложенному другой девушке, а ее вампирские уши расслышали последнюю фразу просто прекрасно. Яблоко ударилось в стакан и он разбился, а молоко побежало по столу, разливаясь в бело озеро.
- Вам придется отработать разбитую посуду, мисс, - обращалась она к обеим, - После возвращения с коронации трижды вымоете столовую и кухню.
Ложка в руках миссис Аддерли уже указывала студенткам где они могут найти выход из столовой, пока она не придумала им более стоящее наказание. И никому не стоит сомневаться, что у нее не хватит фантазии или не возникнет такого желания. Но Лючия и Кимберли вполне могут попытать своего счастья.

Отредактировано Game Master (2013-04-18 23:58:48)

0

6

Милая красавица, одетая в унифицированное форменное платье, не должна была непременно запоминать имя рыженьки, но, вероятно, она бы вспомнила ее лицо. Так нет же: ни то, ни другое.
- Мы разве знакомы?
Тонкая бороздка легла между светлыми бровями - сомнение. Как же так? Не оставив на этот вопрос ответа, мысли перелетели дальше продолжать разговор.
- Конечно, мы ведь виделись сегодня!..
Но студентка была непреклонна, она утверждала лишь об обратном, и это огорчило Лючию.
- Ты меня с кем-то путаешь, - бросила соседка.
Да не может этого быть! Голубые очи прозрачно распахнулись, являя простой, удивленный, абсолютно бесхитростный взгляд. Брови поднялись, губы прижались друг к дружке, втянувшись внутрь. И все равно слова для ответа отыскались.
- Ладно. Должно быть, так. Зови меня Лючия, в таком случае, - искренне приподнялись уголки губ, и глаза улыбнулись.
- Кимберли Гриффит, - назвалась девушка с шоколадными локонами.
- Очень приятно.
Люси стало легче осознать свою ошибку, и она обрадовалась, что мисс Гриффит хотя бы не обиделась на ее неуместное поведение. Наоборот, она предложила поделиться завтраком:
- Хочешь?
- А как же ты?
- не могла не переспросить девочка.
Лицо Кимберли стало мрачнее, взгляд опустился, когда губы прошептали:
- Я... наелась.
- Завтрак закончен! Все на занятия! - с другого конца стола долетел мужской голос.
Неловкость уколола под сердце, ведь невесть отчего тогда почувствовала Лючия, что именно она виновна в негодовании Кимберли.
- Давай занесем яблоко в башню... ты наверное не была там еще, вот я и провожу те...
- Немедленно отправляйтесь в учебный класс!
Вплотную к уху прижался шипучий недовольный голос, и он был так внезапен, что оборвал фразу Люси на полуслове, вонзив в ее голову желание покаяться. В одно мгновение трагически несъеденное яблоко ударило и опрокинуло стакан - на деревянных досках разлилась млечная тропа. Телом Лючия отпрянула от белого ручья, а руки, как условлено, потянулись к нему.
- Я все уберу!..
Так легко отделаться, увы, не удалось. Женщина грозно огласила вердикт:
- Вам придется отработать разбитую посуду, мисс. После возвращения с коронации трижды вымоете столовую и кухню.
Рука, держащая внушительной длины столовый прибор, указывала на выход. Все произошло настолько неожиданно и было неудобно, что на внешность подчинявшей женщины студентка внимания не обратила. Вместо этого Лючия вмиг сообразила, что стоит покинуть кухню, пока не случилось непоправимого.
- Идем скорее, - не глядя на Кимберли, судорожно прошептала она и удалилась вместе с сокурсницей.

~ Занятия ~

Отредактировано Лючия (2013-04-28 16:34:39)

+1

7

Кимберли едва только не подскочила на месте, услышав незнакомый голос. И еще она сразу же почувствовала странный запах изо рта гувернантки. Сильный, приторный и не распознанный. Он вызывал какую-то внутреннюю слабость и раздражение одновременно. Не смея поднимать глаз, Ким поспешила покинуть столовую следом за своей новой знакомой Лючией. Она сразу же понравилась ей. Жаль, что злобная старуха не позволила им договорить. Кимберли поравнялась со спешащей Лючией, впереди которой семенили такие же студентки. И попыталась словить ее взгляд. Рука девушки незаметно коснулась человеческой руки. Кимберли сжала ее ручку в ладошке, исподтишка посмотрев не против ли она такого положения вещей. И пока они шли по темным коридорам замка к учебному классу, она не выпускала ее руки, с удовольствием отмечая для себя, какая теплая у нее рука, живая, пульсирующая, наполненная таким же светом, как и сама девушка. Остановившись у двери, в которую заходили по двое студентки, Кимберли, оказавшись позади Лючии, выпустила ее руку, но невольно вдохнула запах ее волос. Лючия пахла сказочно, но наивная Кимберли не подозревала причину, по которой милая девушка не только так мила, но и так аппетитна. Определить что именно в Лючии так привлекает ее, она так и не успела. Начинался первый урок, но все мысли студентки были не об учебе. Эта рыжеволосая девушка казалась ей солнцем в этом мрачном, лишенном света и тепла месте.

--- Учебный класс на первом этаже

0

8

http://sa.uploads.ru/M68dT.jpg

0

9

Гостевая комната на втором этаже >

Всё, наверное, уже можно смотреть.
Роланд повернулся на звуки приближающихся шагов и  улыбнулся наперекор всем лезущим из углов теням.  Какая она всё-таки была вся мягкая и домашняя, с большими светлыми, полными испуга и решительности глазами, словно вырезанная с другой картины и вклеенная на мрачный фон едва устоявшего замка, снова понадобившегося  кому-то, лишая сна и роздыха всех. И обитателей и неизвестных, тянувшихся к Бладборну с неясными целями и намерениями.
И в новом, торопливом чуть ли не рысью рейде через коридоры впервые подумал, что поспешил тогда, на перекрёстке заставы, с выводами. Он  привёл Валенсию далеко не в лучшее из убежищ этого мира. Над Бладборном реяла слишком неувядаемая слава, и Роланд видел тот, другой замок, лежавший в руинах уже давно. Нет, Бладборн не оставят в покое.
- Сюда. Сюда, направо.
Флейк придержал дверь столовой для Валенсии и тут же вошёл следом. В их сторону развернулись примерно пять пар глаз, встретив с разной степенью интереса, почти сразу потерянного и возвращённого туда, в белёсый мрак территории замка.
- К окнам не подступайте, мисс, - сразу тихо предупредил кто-то.
- Сядьте пока там, у камина, -  шепнул Роланд, указывая на большой камин в глубине помещения.
Видимо, только что загашенный - в столовой, несмотря на рвущийся в лишённые стёкол окна морозный ветерок, наносящий на подоконники мелкие снежинки, всё ещё чувствовалось живое, пахнущее деревом тепло.
Борясь с желанием оглянуться, как там устроилась Валенсия, Роланд пристроился между другими Братьями у одного из центральных окон, улёгшись грудью и уложив пока карабин дулом на холодную твердь рядом с большим наспех сколоченным дощатым щитом, видимо, только что снятым с  рамы. Зарасти новым стеклом окнам Бладборна, судя по всему, светило ещё нескоро. Но если  рассматривать столовую не как условно жилое помещение, а в качестве импровизированного стрельбища, то лучше и придумать было трудно. Вид из столовой действительно открывался хороший, на большую часть двора и главное, под бдительный взгляд подпадали сами ворота входа на территорию и немного того, что находилось за ними.
- А в остальных сейчас сияет, как огоньки в борделе, - очень тихо, почти без выражения, словно вообще не здесь, в напряжённо всматривающейся в ночь комнате а просто случайно пробившимся  эхом откуда-то,  подал голос кто-то от дальнего окна, видимо, продолжая каминную тему.
- Нет, мы как крысы сейчас забьёмся по подвалам и передохнем от  холода, лишь бы не заметили, - так же тихо, с едва пробивающимся ожесточение прошелестел кто-то рядом после небольшой паузы.
- А чего его топить? Ты думаешь, эти дощечки  твои,- что-то едва слышно деревянно скребыхнуло, видимо, небрежно тронутое носком сапога, - особо что-то удерживают, или так натопишь что весна настанет?
- Смотрим.
Единственное, ровно и коротко поданное слово обрезало все  лишние звуки, снова оставив лишь бесноватое завывание ветра в какой-то сквозной щели  на верхних этажах, стук соседних сердец  и едва слышное поскрипывание. И словно дождавшись наконец от галерки приличной тишины, они появились в поле зрения.
Всадники не "тащились", как это описал минуты назад поднявший их с Валенсией Брат. Всадники ворвались в поле зрения галопом. Роланд  поднял карабин и утвердил его на руке, сдерживая участившееся дыхание. Разобрать кто это пока было невозможно, и казалось, они так и ворвутся прямо во двор не останавливаясь. Но перед самыми воротами те вдруг затормозили, закрутились, разворачивая лошадей, и Роланд словно увидел их с Валенсией со стороны, там, под Гэмптоном, только в более массовом варианте для большей зрелищности.
Всадники пришли не одни. Оттуда, с холмов, их догоняла другая конная группа. Совсем маленькая, но впереди, опережая всадников, тёмными тенями катились звери.
- Огонь!
Тот же властный голос, пресёкший разговоры, спустил готовую сорваться пружину.
Приникнув к дереву, Роланд поймал одну из звериных фигурок на прицел, взял упреждение и спустил курок, но не услышал ни бешеного  грохота собственного сердца, ни выстрела, слившегося с залпом остальных карабинов, ни тем более выстрелов там, на улице. Развернувшиеся  к преследователям конники просто окутались лёгкими дымками, а затем люди и звери начали смешиваться, вспрыгивая на крупы лошадей и срываясь с сёдел, вместе или по-отдельности, удачно или промахиваясь. Стрелять уже было почти невозможно, слишком тесно мелькали свои и чужие, и Роланд рывком приподнялся, поймав  общий порыв.
- Помочь надо! - уже не снижая голоса бросил кто-то, видимо, тоже готовый махнуть наружу прямо через подоконник.
Но подались назад, осаженные резкой командой.
- Не выходить! Стрелять отсюда.
Оглушённый тем что в этот момент показалось ошибкой, чудовищной несправедливостью, чуть ли не предательством, Роланд не успел сообразить и решиться на невозможное, автоматически сосредоточившись на мечущихся звериных фигурах. Но те уже отступали  прочь, обратно к всадникам-преследователям, осознавшим, что соваться за  в логово - слишком бесперспективная  ставка.  Под градом пуль, продолжавших визжать  им вслед   из окон этажей и с башни, они быстро откатились обратно за холмы, оставив за спиной тёмные пятна нескольких тел.
Но большая часть спрыгивающих с сёдел людей в знакомой чёрной форме  оставила уходящих в покое, собираясь вокруг своих лежащих  и неравномерно втягиваясь   в ворота замка, как взбаламученный  осадок со дна склонённого над бокалом графина.
- Эй, внутри! - один из всадников, сильно опередивший остальных, остановил устало поводящего боками  жеребца на пол-дороги к ступеням центрального входа, задрав непокрытую голову к окнам. - Хотя бы несколько человек,  наружу. Нужно занести раненых.
- Сержант Саммерс? - разом растеряв половину непререкаемой железной непрошибаемости, переспросил чуть подавшийся  подавшийся через подоконник Смит.
- Нет, вчерашний понедельник, капрал!
И вот тогда, не дожидаясь разрешения, Братья длинными чёрными тенями посыпались через подоконник туда, во двор.
Роланд предпочёл поспешить наружу через дверь. Хотя бы потому что она находилась на пути мимо камина, и надо было сказать Валенсии, что он должен помочь, а потом он проводит её обратно и она сможет отдохнуть наконец по-настоящему. Но место около камина... было пусто.
Чертыхнувшись, Роланд выскочил в коридор и пустился вдогонку за меховой пелериной, замеченной там, впереди, среди прочих наполнивших коридор и холл фигур.

+1

10

Повинуясь указанию Роланда, Валенсия послушно проследовала к камину и села на стоящую рядом с ним табуретку. Та слегка пошатнулась, заставив девушку невольно взмахнуть руками, и она искренне порадовалась, что не поспешила доверчиво перенести весь вес на неё, чувствуя, как предательски загорелись щёки от предположения так и не произошедшего конфуза. Хотя, едва ли кого-то из находящихся в комнате заботили сейчас подобные глупости. Замерев на табуретке, Валенсия жадно вслушивалась в разговоры, пытаясь не выказывать своего волнения, но как только тишину разорвали первые выстрелы она инстинктивно пригнулась, прижимая ладони к ушам. Было отчаянно страшно. Комната враз наполнилась едким пороховым дымом и отрывистыми приказами. Девушка же сумела найти в себе силы и смелость лишь отыскать, чуть повернув голову на бок, гвардейца. Чёрная форма делала его похожим на других, но только не для неё.

Бой набрал неожиданный поворот и Валенсия подскочила, видя, как каиниты посыпались в окно. Часть из них торопливо побежала к двери, и девушка, ещё не совсем осознавая зачем именно, поспешила за ними.
Серый гравий скрипел под сапогами, торопливо протягивающих руку помощи раненым, братьев. Во дворе их было много: тех, кто нуждался, и тех, кто воздавал.  Некоторые из раненых не могли самостоятельно передвигаться. Валенсия слегка растерянно брела в царящей суете, пытаясь отыскать взглядом Роланда.
Внезапно её внимание привлёк лежащий чуть поодаль человек. Грязный снег, смешанный с каменной крошкой, густо окрасился под ним в буро-алый, что мешало представить его среди живых. Он не выглядел таковым и, по-видимо потому к нему и не спешили. Но вдруг мужчина шевельнулся и протяжно застонал. Валенсия инстинктивно шагнула к нему, протягивая дрожащую от волненья руку к серым одеждам
- Не надо, мисс. – сухо прервал кто-то её порыв, крепко ухватив за предплечье. – Этому…мы поможем сами.
Девушка удивленно посмотрела на говорящего. Она не видела его раньше, но командный тон и резкие черты лица выдавали в нём человека, который привык к тому, что его слушают. Видимо, он тоже визуально оценил свой «улов». Коротко окинув виднеющееся из-под распахнувшейся пелерины черное платье, он слегка удивлённо взглянул на неё.
- Почему вы ещё здесь? – и не ожидая ответа, тормознул проходящего мимо гвардейца, резко выставив руку. – Вот, отведите этого внутрь.
В сопровождение к своим словам он буквально впечатал её в слегка оторопелого от такого внезапного внимания к своей персоне «тяжелораненого» и коротко кивнул тому в сторону двери.
- Эм…идёмте, мисс…- всё ещё не свыкнувшись со своей новой ролью нуждающегося в помощи, каинит всё же положил здоровую руку на её плечо и уверенно зашагал, не давая Валенсии возможности разглядеть что творится позади.
Она всё-таки увидела Роланда.  Всего на короткое мгновенье, выхватила из толпы его обеспокоенно-добрый взгляд, поспешила ответить ему ободрительной улыбкой, подтверждая, что всё в порядке. Чтобы он не мчал к ней, вызывая неодобрение сотоварищей, не переживал. Всё хорошо…всё в порядке.

+3

11

- Не хватайся, швы треснут.
Роланд, уже сунувшийся   подхватить край растянутого покрывала, провисшего под безвольной  тяжестью снятого с одного из сёдел тела, подался под увесисто  притормозившей за плечо рукой, оглянулся на остановившего его Брата  и нехотя отступил, провожая взглядом шумно-скоро тронувшийся в сторону крыльца поезд.
- Иди лучше лошадей сгони, пока не разбежались. Эй, Морриган!
Лошади... Лошади - не Братья, но... их тоже нельзя бросать на произвол морозной ночи. Они верно выполняли то, чему их учили. они сражались и ловили пули почти наравне с ними, их поводырями, хотя им-то это было не нужно, как ветру не нужно вывешенное на него знамя.
Большую часть высоких чёрных лошадок, измученных не менее седоков скакунов уже уводили за поводья в сторону конюшен. Правда,  Флейк  и не ожидал, что двор способен ожить настолько, так что Роланд чуть не потерял  фигурку с  меховыми крылышками пелерины  между хрипящими, поднимающимися, несущими и повисшими на чужих плечах, с неловким глиняным упрямством  переставляя ноги и метя дорожки свежими чёрными каплями. Но она была здесь. Она уже уходила в сторону замка, и Роланд с непонятным самому себе чувством  свёл брови, недоумевая, почему высокий незнакомый Брат приобнял её за плечи, словно... словно  она не может идти сама. Пока не поймал ответный взгляд, едва успевший прорваться через общую мрачную  суету, но мгновенно разогнавший все сомнения. Улыбается. Значит, всё хорошо. Всё хорошо.

За воротами вяло  мяли снег четыре бесхозные лошади. Мельком глянув на две фигуры, бдительно присевшие с карабинами на коленях у столбов, совсем недавно  державших величественные кованые ворота, нынче   просто выступающие резной чернотой из-под присыпавшего снега чуть в стороне от входа, Роланд подошёл к первой из жертв вынужденной самостоятельности. Своя, чёрная, как ночь, оттенённая  лишь белыми носками на передних ногах, крупная статная кобылка повела ушами и тяжко вздохнула, покорно опуская голову следом за мягко натянувшейся уздой. Свобода... Да кому она нужна, эта свобода, когда кругом только холод,  волки  и нечего жрать?
Слегка притопленный этим неожиданным  выводом, Роланд сбавил шаг, внезапно уперевшись взглядом в одного из Братьев, целящегося из карабина куда-то почти себе под ноги.
Грохнул выстрел, на стрелка тут же откуда-то со стороны налетел другой чёрный коршун, едва не выбивший из вскинувшихся о неожиданности рук карабин.
- Ты что, свихнулся?
В растерянности  Роланд не сразу сообразил и лишь после полуминутного ступорного  бездействия   шагнул в сторону, потихоньку обходя вызверившихся друг на друга Братьев, но не спеша уводить подопечную от разыгравшейся  сцены.
- Ты часом сам головой не ударился, братец? - почти прорычал, как большой разозлённый кот, - Может, эту мразь надо было рядом с теми кого они случайно не дожрали   положить и чечевичной похлёбкой с ним поделиться?
- И поделишься, если надо будет. Зато потом эта зараза  тоже поделится. Идиот...
Несостоявшийся спаситель  c  бессильной досадой посмотрел на ликана, раскидавшего по обнажённому гравию осколки черепа, и свирепо ткнул локтем вслед собратьям, уносившим последних раненых.
- Посмотри туда. У тебя, случаем,  пары десятков нежных девственниц под койкой не припрятано? Или ты вино в кровь превращать научился?
Дальнейшие слова, завершение стихающей вспышки Роланд уже не расслышал, сворачивая за угол и отрезая звуки  дверью конюшни. Да честно говоря, и не хотел слышать.
Как будто действительно можно спрятаться от Монстра из Шкафа,  накрывшись с головой одеялом. Вернувшись за последней из лошадей, чужой, гнедой с трудно различимым в темноте оттенком, Флейк заметил ещё одного чужака, потерявшегося за охватившими замок кровавыми пятнами и стонами. Видно, к нему никто так и не подходил, иначе вряд ли тот лежал бы с открытыми глазами, шевеля рёбрами, как выброшенная на берег рыба. Остановившись над ним, Роланд не был уверен, видит ли тот его вообще.  Но когда каинит сделал ещё один шаг, приближаясь вплотную, широкий незрячий зрачок двинулся  следом.
Над тремя живыми повисла оглохшая тишина. Возраст ликана  определить было трудно, раны, боль исказили черты, наложив на них стеклянную неподвижность. И может быть,  не страх мелькнул в неровно дрогнувшем зрачке, ловящем движения каинита. Но Флейк знал, что это не может быть не страшно.  Смотреть, ждать, и не мочь даже пошевелиться толком. Запах страха пропитывал воздух, даже сам оглушительно сильный  запах крови, наполнявший  рот слюной, которую хотелось не сглотнуть, а сплюнуть.
Что с ним делать?  Лошадь продолжала пускать из ноздрей облачка пара и шевелить тёплыми губами, даже не заметив устремлённого на неё взгляда. Она была просто лошадь, не философ, не мудрец по запутанным жизненным вопросам. Добить? Он беспомощен, почти мёртв. Оставить здесь, пусть сам определится, оклематься или окоченеть насмерть? Ещё хуже. И... его сюда никто не тащил, он пришёл сам, убивать пришёл, за братьями пришёл, случайно не дожранными такими же как он. А два дня назад они сами тоже  пришли в Скотленд Ярд не с коробками конфет...
Окончательно запутавшись, Роланд оглянулся назад, малодушно проклиная про себя  живучесть и пули, которые не убивают наверняка. Позвать Братьев? Нет, они его не добьют, теперь точно нет. Ему даже оокажут помощь, не дадут умереть. А потом сцедят всю кровь, и так день за днём. Вряд ли это означало шанс выжить в итоге... Но раненым Братьям действительно нужна кровь. И если стоит выбор между совестью и жизнью братьев... То нет никакого выбора.
- Эй! Ты чего там?
Один из дозорных, наблюдавших за холмами и отловом лошадей, прекратил быть бесплотной тенью, слившейся с тёмной шкурой каменного столба, и подал голос, приподнимаясь с колена.
Роланд не ответил, сцепив зубы, как очумевший муравей, продолжая отрывать от земли и прилаживать на руках  ненормально  тяжёлое тело ликана.
- Живой, - всё-таки откликнулся сквозь одышку Флейк, заслышав приближающиеся шаги. И перевалив  безвольно сползающую голову на здоровое плечо, тронулся в сторону крыльца. Отнять у Роланда ношу никто из идущих следом сопровождающих на этот раз не попытался. 
 
Отняли чуть позже, уже в холле. За дорогу порох уже прогорел, руки с трудом удерживали живую тяжесть от позорного обвала на пол, и подоспевшим Флейк передал ношу безропотно, почти с облегчением. Куда понесли раненого ликана он не смотрел. Да просто не  успел, ничего не успел, немного воспряв на серьёзное обращение подошедшего Джонсона и даже забыв отирать с пальцев пятна размазанной крови.
- Роланд, давай в лазарет. Там семеро свежих, с ними надо по-быстрому, а смотреть за окрестностями тоже на добрых духов не оставишь. Давай, твоя мисс там уже вовсю  помогает.
- Где это?
- Их всех собрали в гостевом крыле, в зале рядом с той комнатой, где вас с мисс Чайлд определили ночевать.
- Да, знаю, где это.
- Ещё бы. Не тяни.
Приглашать дважды уже нетерпеливо поглядывающего на лестницу Роланда не пришлось.

> Гостевая комната на втором этаже

Отредактировано Роланд Флейк (2014-11-21 11:47:37)

+1

12

http://sh.uploads.ru/6TSxP.jpg

0


Вы здесь » Отродье Каина » Замок Бладборн (северный пригород) » Кухня и прилегающая к ней столовая на первом этаже


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC