Дата и погода:

1900 год.
Итак, друзья и братья-сёстры. Лондон не завершает свою историю, Лондон вечен, как старая грязнуха Темза, питавшая и пестовавшая своего блистательного, своенравного отпрыска. Форум можно читать, можно продолжать отыгрывать на нём какие-то истории и эпизоды. Но глобальных событий здесь уже наверняка не случится. Вся сюжетная активность с зарядом новых красок и бочкой второго дыхания переносится сюда, в Лондон же, но немного иной Лондон Новые лица, новые истории - повзрослевший, но пропитанный ещё более авантюрным духом, он с нетерпением ждёт вас. Огромное спасибо всем, кто был и будет с нами здесь, на ОК, и душевное "Добро пожаловать" тем, кто рискнёт переступить с нами порог нового Лондона.
О погоде Мерлин пока тоже ничего не сообщил.


Новости:

2015-10-28 • В связи со стартом нового витка сюжета и новых квестов ожидается полное обновление информации

В верх страницы

В низ страницы

Отродье Каина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Отродье Каина » Замок Бладборн (северный пригород) » Красная гостиная на третьем этаже


Красная гостиная на третьем этаже

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

--
Действительно красивая, обитая красным бархатом гостиная с искусно подобранной мебелью и большим старинным камином.  Сегодня от прежней роскоши только они, пожалуй, и остались - название и бархат на стенах. Впрочем, как знать, может быть  фортепиано, стоящее у одной из стен, посчастливилось пережить катастрофу 25 декабря 1901 года удачнее прежних обитателей замка...

0

2

Холл замка

Первое впечатление комната производила тягостное. Ева любила красный цвет, но здесь неведомый декоратор явно перестарался с бархатом. Обстановка была мрачной, хотя нужно было признать, годилась на уютный уголок покоя. Когда слуга с почтительным поклоном вышел из гостевой и прикрыл за собой дверь, девушка отодвинула в сторону тяжелую занавесь с окна, впуская дневной свет, немного разбавивший полумрак комнаты. Села на диван, размышляя, какие могут быть у Блэкхорна гости и представляя, в каком он сейчас состоянии. В последнюю их встречу капитан гвардии был ранен, что для каинита конечно не смертельно, но Ева не знала, насколько тяжело его ранение и как долго он собирается пробыть в вынужденном отпуске. Она искренне желала ему скорейшего выздоровления не только из личных симпатий, но и зная, что армии кнутов необходим ее майор, железной рукой вершащий правосудие на беспокойном юге.
Вспомнив, что и на севере нынче не слишком спокойно, она слегка приуныла, и чтобы развеять скуку встала, оставив сумочку и шляпку на столе, и прошлась по гостиной, разглядывая мебель, картины и инструменты. При виде фортепиано суровый офицер полиции вздохнула. Все детство ее заставляли сидеть перед этим деревянным ящиком разучивая гаммы и пьесы давно умерших немцев, тогда как ей хотелось сбежать в парк и играть там в футбол с детворой свободной от музыкальных занятий. Она откинула с клавиш крышку и прошлась пальцами по их гладкой поверхности. Может быть старый полированный гроб со струнами был расстроен и бренчал как разбитый клавесин, но отменным слухом Ева никогда не обладала и ей звук показался красивым и чистым. Она села на круглый табурет и ее ладони зависли на минуту над клавишами, вспоминая что-нибудь из того, что она когда-то более менее научилась играть.
А потом в бархатных стенах гостиной начали вязнуть звуки лунной сонаты - особенно мрачно в исполнении Евы, ибо вспоминая в процессе нужные ноты она растягивала мелодию, превращая ее в унылый вой, и сама улыбалась, радуясь, что еще помнит, увлеченно тыкая временами не в те клавиши, но тут же поправляясь, слушая склонив голову набок тягучую песню одинокого волка в ночном лесу...
Дверь раскрылась и Ева вдруг поняла, что она не одна в комнате. Она вздрогнула и чуть не хлопнула крышкой, чтобы вскочить и сделать вид, что ничем таким неприличным она тут не занимается, а потом увидела собственный наряд и поняла, что как раз за тем что нужно девушке ее круга ее и застукали, остановила метнувшуюся к крышке руку и медленно встала. Чинно прижала одну руку к сердцу, нервно запрыгавшему под жестким корсетом, другой приподняла подол платья и слегка согнула колени, символически изобразив книксен.
- Добрый день, господа, - она шагнула к вошедшим и кротко улыбнулась, надеясь, что от внезапного волнения ее лицо не слишком красное. - Простите, что прибыла раньше назначенного времени, но мне не терпелось справиться о самочувствии капитана Блэкхорна. Мне показалось, что ваша жизнь в опасности, а вместе с ней судьба Гвардии Благоденствия.
Последнюю фразу она говорила глядя в лицо Блэкхорна пытаясь изобразить искреннюю тревогу в глазах. Всем приятно, когда о них беспокоятся, так почему бы лишний раз не польстить нужному человеку? Правда не нужно было упоминать гвардию, пусть бы думал, что она волнуется лично о нем, но увы, не умела Ева притворяться сочувствующей и милой барышней.

+3

3

Серая комната

- О, это удивительная женщина, Брат Скаах... - убеждённо проговорил Осборн, чуть задыхаясь и упорно покоряя устланную тёмно-красной дорожкой лестницу, - Из неё бы вышла истинная воительница, не хуже тех, что сражались за Братство и Бладборн в прошлых веках.
Тонкая  поверхность покрытия, насыщенная, как венозная кровь пролившаяся с верхних этажей и башен, скрадывала шаги и стук пары тростей,  превращая путь троих каинитов в шествие призраков. Эхо голосов, слабо отражающееся от высоких потолков, мелькание бесшумных фигур в полумраке проплывающих  мимо коридоров, лица, то там то здесь взирающие на живых из темноты портретов. Неудивительно, что кое-кто из гостей и нынешних этих... студентов находил Бладборн волшебным и пугающе зловещим одновременно.
- Холодный рассудок, мышление командира и тактика, твёрдая рука. К тому же, владеет игрой на фортепиано, - с долей изумления завершил   Блэкхорн явно только что сделанным открытием, прислушиваясь к звукам светлым и  печальным музыки, льющимся от дверей конечной цели их путешествия. И качнул  головой, уверенно отметив, - Непременно приглашу её на допрос.
- Леди Каллахан, капитан Блэкхорн и мистер Скаах Мак'Фиах, - донёсся почтительный шелест слуги, первым нырнувшего за тяжёлую дверь с благородно поблескивающей медной ручкой.
Капитан должен быть капитаном, тем более перед офицером иной, столь же уважаемой и сильной организации, немногим удалившейся в от военного племени. И стеклянная неподвижность торса станет бравой железной выправкой, и трость, предусмотрительно разысканная - нет, не у славного ремесленника, рекомендованного Хранителем, просто где-то в недрах замка, полных самого разного скарба - обратится в меч, отставленный в сторону за бездействием. Но боги-боги, где же офицер, пришедший проведать другого раненого офицера?
Почтительно пропустив вперёд патриарха и  перешагнув порог замыкающим, Осборн снова не удержал суровые брови в строгой горизонтали и едва удержался от того чтобы спросить "что с Вами приключилось, мисс Каллахан?". Всё же он был рыцарем и не мог позволить себе такой беспечной несдержанности, хотя порою, и всё чаще,  отбрасывал условности в сторону, как надоевшие пыльные  перчатки.
Молодая мисс с румянцем, тронувшим гладкие щёки, никак не могла быть офицером Каллахан. Хотя бы из тех соображений, что офицеры никогда не носят приличных, но несомненно соблазнительных  декольте.
- Приветствую Вас, мисс Каллахан! -  протрубил Блэкхорн, опуская светлые брови в привычное их положение над глазами, начавшими наполняться жгучим блеском не хуже давешних коньячных бокалов.
Признательность беспокоящейся о его здоровье деве то была, веселился ли искренне Рыцарь, или иное, гораздо более сложное по составу душевное движение охватило каинита при виде мисс Каллахан, на данном этапе встречи оставалось лишь догадываться. Как и об истинной причине, толкнувшей суровую повелительницу Скотленд Ярда одеть платье и вспомнить, как делаются книксены.
- Благодарю Вас, леди, капитан, как видите, жив и даже вполне бодр.
Лицо рыцаря перерезала улыбка, Блэкхорн повернулся к Мак'Фиаху.
- Вот та славная леди, сэр Скаах, что явилась на головы врага как  карающая молния посреди... хм, конопляного поля. Не подоспей она вовремя - неизвестно. чем завершилась бы эта схватка и довелось ли нам так славно побеседовать нынче. Позвольте же представить Вас друг другу... И выразить наконец Вам личную благодарность, мисс Каллахан.
Осборн улыбнулся и двинулся к Еве, выражая всем видом угрожающую решительность  поцеловать леди Каллахан руку.

Отредактировано Осборн Блэкхорн (2013-12-23 23:51:08)

+2

4

Серая комната

Кивнув, Скаах углубился в воспоминания о девах воинственных, коих на своем веку (или на своих веках?) повидал не мало, но каждая, каждая из них была индивидуальная, уникальная. Старый каинит не разделял мнения большинства, что «бабе место на кухне, а дело ее – детей воспитывать», о нет. Вспомнить хотя бы ту же Хонору, мир ее праху, что, не стесняясь, скалкой охаживала мужа-вампира, пару раз выбивала тому зубы, и пинками загоняла в угол древнего монстра, словно ребенка несмышленого. И, поразительно, но Скаах легко подчинялся ей, не споря. А то ведь и правда, могла вместо скалки взять тяжеленную чугунную сковородку…
И еще валькирия была на памяти каинита – такая, что с ней в серьезном бою сойтись было страшно.
Усилием воли отогнав воспоминания о прошлых женщинах, каинит вознамерился познакомиться с новой воительницей, чьи достоинства сейчас расписывал Осборн. Насколько Скаах знал этого юношу – чтобы впечатлить его, требовались действительно выдающиеся таланты.
- Непременно приглашу её на допрос. 
- Очень романтично, юноша, - хихикнул Скаах, и тут же вернул на лицо маску серьезности и «вековой мудрости», желая произвести хорошее, а главное, правильное впечатление.
Их представили леди, и старый каинит церемониально поклонился, отвечая на ее книксен. Легкое белое платьице, разрумянившиеся щечки, густая копна волос, убранные назад… Леди и леди, только наметанный глаз старого ирландца усмотрел и чуть иные детали – выправку ее, ибо спину держала дева не под корсет, а под мундир, легкую, едва заметную, да только присутствующую рельефность плеч, совсем не свойственную девам ее круга, которым не полагалось брать в руки ничего, тяжелее зонтиков. Кроткая ее улыбка, обозначившая ямочки на щеках, и в контраст ей – широкий шаг, который она сделала навстречу каинитам, когда они вошли. Высокий рост Каллахан не смутил Скааха, который с добрым, старческим прищуром сейчас стоял напротив нее, слегка улыбаясь – нужно было выразить радость от знакомства. Даже не притворную. Бесспорно – она была очаровательна, особенно ее глаза – когда ресницы опускались, бросая тень, то глаза казались ореховыми, но вот она подняла взгляд и блеснули оттенки золота и солнца.
- Вот как… - улыбнулся Скаах шире на фразу Блэкхорна, - Я знаком с Вашим отцом, леди, и теперь вижу, что яблочко от яблони падает не далеко. Вы определенно переняли лучшие его качества, - голос тихий, сейчас лишившийся странных, порой пугающих ноток почти безумной веселости, - Ох, простите старика. Для меня радость и честь познакомиться с Вами – столько читал, столько слышал! – старый вампир приглашающе указал на кресла, - Давайте же присядем и побеседуем. Сэру Блэкхорну пока лучше поберечь спину, тем более, что юноша все же пренебрег поясом, да и мои старые ноги хотят покоя…
Усевшись же, Скаах привычно сложил руки на трости, с легкой хитринкой во взгляде рассматривая Еву.
- Подозреваю, леди Каллахан, я буду далеко не первым, кто задает этот вопрос и Вы от него основательно устали, но не потешите ли старика – расскажите, почему такой интересный выбор профессии? Точнее, как Вы нашли себя, Ваше призвание?

Отредактировано Скаах (2013-12-25 15:49:38)

+2

5

Следом за поклонившимся и тут же сгинувшим испуганным призраком слугой вошел джентльмен, которого Ева охарактеризовала бы именно как джентльмена, причем забредшего нечаянно из позапрошлого века в век нынешний. Выдавала это даже не одежда, хотя та и смотрелась на мужчине довольно уместно, а некий налет многолетней мудрости и вместе с тем старческой снисходительности. И от цепкого ее профессионального взгляда, хоть и спрятанного под прикрытыми скромно веками, не укрылось то, как мимолетно, но внимательно он осмотрел ее. И если бы было можно, она покраснела бы еще больше, ибо поняла, что весь ее маскарад для незнакомца очевиден и внушает лишь легкий интерес , вызванный вопросом зачем?
Он тоже поклонился, но в такой поклон сравнить с поклоном слуги было бы также кощунственно, как сравнивать ее книксен с учтивостью дворовой девки. Ева улыбнулась в ответ, признавая его старшинство и заметив, что и Блэкхорн вошел в комнату лишь после своего спутника. Однако поводом для визита в Бладборн был визит прежде всего к Блэкхорну и первым ее слов удостоился именно он. Изменившейся ее невинной улыбке позавидовала бы сама праматерь тезка, хоть та и соблазняла Адама всего лишь яблоком, тогда как у офицера оказавшегося женщиной было нечто поинтереснее. И нет, не декольте, у Евы был расчет удивить капитана, ибо она понимала, что полуголых грудей тот насмотрелся в своей жизни немало, а вот офицерских полуголых грудей возможно не видел ни разу. И судя по его приподнятым бровям, угадала. Она  шагнула к Блэкхорну еще ближе и глубоко вздохнула, отчего корсет сильнее сдавил ее торс в нужных местах.
- Рада это слышать, сэр Блэкхорн, - голос ее все же оставался холодным, тяжело привыкнув к командованию переходить на нежный девичий тон, и все на что могла полагаться Ева в делах соблазнения – данное от природы тело, а остальное оставалось, увы, ее прежним, военно-полицейским.
А дальше… Оставалось лишь опустить очи долу, слушая как возносит ее Блэкхорн до лавров воительницы, что впрочем было гораздо приятней, чем восхваление ее красоты и умения играть на фортепиано. Ева лишь кивнула, не зная что сказать в ответ на благодарность, но заглянула в раскаленную сталь его глаз и подала теплую расслабленную ладонь для поцелуя. Потому что именно так было нужно - вот что она в них увидела. Неприятный мужчина, слишком жесткий, слишком опасный, а то что он член Братства, лишь добавляло желания находиться от него подальше. Но девушка скрыла вспыхнувшую в ее глазах при прикосновении его губ брезгливость, отвернувшись к мистеру Мак’Фиаху и улыбаясь как можно радушней. Теперь она знала, зачем приличные леди одевают перчатки, но было уже поздно жалеть о своей беспечности.
- Благодарю, мистер Мак’Фиах, надеюсь к этим качествам не относится умение одевать платье, - не удержалась, прикусила язык за неуместную шутку, но уж больно странным был комплимент, учитывая, что в другой одежде "старик" ее лично не видел.
Ева присела в кресло и покосилась на "юношу", гадая, что за пояс мог понадобиться каиниту для более скорого выздоровления, должно быть так он называл поддерживающий корсет. Потом снова уставилась на Мак’Фиаха с некоторым удивлением, не часто можно услышать жалобы на здоровье от нелюдя. Даже понимая, что это всего лишь шутка, она назвала про себя каинита старым лисом, прикрывающим свою хитрую натуру иронией как красочно-рыжим хвостом.
- Я всегда хотела и буду хотеть служить нашей стране и ее гражданам, стоять на страже закона и порядка, - сухо, шаблонно, именно так Ева отвечала на такие вопросы, которые действительно задавали ей часто. – Мое призвание само нашло меня, и мою роль в жизни страны определило мое образование и возможности.
А так же отец и Братство, - мысленно добавила она, признавая, что без этих двух факторов она до сих пор переводила бы старушек через улицу в добровольной женской дружине. О призвании она никогда не задумывалась, а иногда и вовсе считала себя не слишком хорошим полицейским, поэтому не рискнула вступать в сложную полемику о характерах определяющих деятельность.
- Впрочем, сейчас я не на службе, мистер Мак’Фиах, и не хотела бы говорить о ней. Тем более с вами, - да, каинит тоже казался опасным, может быть даже опасней Блэкхорна, ибо был скользким и неуловимым для ее щедрого на профессиональную психологию анализа. – И признаюсь, я приехала не только чтобы навестить мистера Блэкхорна. К сожалению, я не смогла присутствовать на открытии Академии, но мне очень интересна эта идея – открыть Замок для студентов, по сути людей посторонних. Здесь ведь помимо зданий, отведенных под Академию, проживают и члены Братства Мафусаила. Не боится ли Братство возможных врагов, проникших под видом студентов или преподавателей? И если не врагов, то людей, по глупости или удовлетворению праздного любопытства могущих нарушить покой обитателей Бладборна? Молодые умы склонны к кипению.

+4

6

Мисс Каллахан могла и не особенно стараться в сокрытии неприязни. Сухие губы едва ощутимо тронули тыльную часть руки, пронизанную тонкими твёрдыми жилами; толчок-прикосновение - и Блэкхорн провёл Еву к креслу, глядя, но не разглядывая её лица. Не семеня следом, как влюблённый студент, одним широким и плавным движением руки, проводившим мисс в  направлении ближайшего мягкого сидения, обтянутого кроваво-красной материей. В общем-то, Рыцарь мог не мучить помощника комиссара и этим незначительным обхождением. Но коли добровольно заключили себя в корсеты и  платье,  извольте терпеть, бесценная моя  мисс. А тени тусклых светильников, развешанных по стенам, столь же легко скрыли в углах жёстких губ улыбку, мелькнувшую как хвост успешно набедокурившего кота.
Когда все устроились в креслах, на диванах и прочих  облюбованных сидельных поверхностях, а трости убрались с глаз долой на отведённое им скромное место за краем  сцены, Осборн позволил себе расслабиться. Насколько дозволяла въевшаяся выправка, выбить которую было не так-то просто и  пулей. Насколько применимо было слово к проявлениям исключительно физическим. Привычка и неподдельный интерес не давали погрузиться в рассеянность ни ушам, ни голове.
И - вот оно. Избитые слова раскатились по углам гостиной сухими горошинами, уступив место другим. Живым и десятикратно более занятным. Заставляющим задуматься. Прокатить пальцы  беззвучной дробью по подлокотнику. Вскинуть в одобрительном азарте голову.   
- А что же, мисс Каллахан. Уже заметно кипение в чьей-то  молодой и несдержанной голове? Зоркие же у Вас глаза, миледи.
Где Скотланд Ярд и где Бладборн. Негромко урча словами, как очень большой спокойный пёс, Осборн не смотрел на Скааха. Излишне;  и так  чувствовал его боковым зрением, всей щекой, обданной почти что жаром интереса подобного тому что поднялся неспешной волной в груди Блэкхорна: кто? Кто поверит что исключительно умозрительная любознательность  могла привести преданную делу леди... нет - офицера, в дальнюю даль, да заводить подобные разговоры? Значит, поднялся где-то парок, указавший флюгеру на Бладборн. Да и зачем верить и гадать. Не та у Каллаханов порода, чтобы вызнав чтобы явившись с важными вестями тратить время на игру в шарады. Ведь так?
Впрочем, вероятно это было лишь тепло камина, заблаговременно растопленного вышколенной прислугой. Такова она, Англия - что ни вечер то огонь, что ни  комната, то камин, и никуда от этого не деться.
- В любом случае, ни поводов для серьёзного беспокойства, ни лазеек для недругов зачинатели дела постарались не оставить, а дело своё они знают отменно. Преподают в Академии лишь наставники от самого Братства. Что же до студентов... то Бладборн не то место, где можно прогуляться далее дозволенного незамеченным. Охрана здесь на высоте, мисс Каллахан.
Нет,  не было в голосе Блэкхорна ни самодовольной уверенности, ни скрытого чувства превосходства. Всего лишь ровная констатация того, что было известно... Но отнюдь не отменяло вероятности узнать что-то новое и, возможно, неприятно противоречащее перечисленным ранее постулатам. Напыщенный глупец видит в указанной ошибке позор. На то он и глупец, чтобы отпихиваться от шанса познать её и исправить.
- Так что же  случилось, мисс Каллахан? В чём наш просчёт? И что за происшествие его выдало?
Если до этого глаза Блэкхорна показались Еве раскалённого металла, то ничего удивительного если бы теперь она сказала что взгляд Рыцаря прикипел к её лицу, спокойно ожидая ответа. И ведь дождался бы, не нарушь уединения троих каинит, тактичной, извиняющейся, но очень деловитой тенью проскользнувший в Красную гостиную и склонившийся к Блэкхорну. Голос был тих и озабочен, и обрывки речи, среди которых явственно угадывались слова "пленник", "пришёл в себя" и "сказал, что можно",  носили характер для Осборна несомненно важный, что отразилось на его лице. Сначала нахмурившемся, выстрелившим в сторону кресла Евы взглядом. А затем прорезалось улыбкой одновременно пугающей и заражающей  своей сдержанной, но подспудно неуёмной весёлой яростью.
- Благодарю, друг мой! Можешь идти, - зычно завершил краткие односторонние переговоры Блэкхорн и разделил её щедро между Хранителем и Каллахан.
- Не знаю, огорчу ли вас, сэр Скаах, леди Каллахан. Но есть в жизни Бладборна и Британии дела, ради которых приходится отринуть всё прочее до лучших времён.
Осборн потянулся и достал свою трость, ставя перед собою и  разглядывая набалдашник в форме львиной головы почти даже без прежнего отвращения.
- Только что пришло известие, что пленник, захваченный у обоза, пришёл в себя. Достаточно, чтобы выдержать долгую и серьёзную беседу.
Блестящий взгляд поднялся к лицу Скааха, обмениваясь без слов и мыслей понятными обоим эманациями. И снова сверкнул несвойственной  обычной строгости искрой, вернувшись к лицу мисс Каллахан.
- Смею ли я пригласить Вас, мисс Каллахан, на совместное свидание с пленником? - "ещё как" - говорили  лукаво подсмеивающиеся глаза; прошлись с конструктивной серьёзностью по эфирному одеянию Евы - и поднялись вверх снова же, - Там в подземельях есть очень практичные фартуки и рукавицы, если изволите. Уверен, Скотланд Ярду тоже будет небезынтересно задать свои вопросы тем, кто так организованно и лихо щиплет перья нашей бравой гвардии. Сэр Скаах?..
Мудрому Брату Скааху подробно расписанное  приглашение было не нужно. Он его получил ещё ранее, в Серой комнате.

Подземелья. Темница под замком

+3

7

Какой сухой, сдержанный ответ. Была ли мисс Каллахан так же сдержана всегда, или же ей правда приелась подобная тема? Или, леди не желала говорить о своей персоне, чтобы больше времени уделить более интересным ей вопросам?
- Вот как! – с толикой удивления и удовольствия но, не перебарщивая, отозвался старый каинит, следя за юной леди с добродушной улыбкой всепонимающего дедушки, чтобы не выдавать мыслей, кружащихся в голове.
Закон и порядок… Поди, пойми, искренне и от сердца говорила ли леди, или же лукавила – шаблонность фразы, ее заученность смазывали те нотки голоса, которые нужно было слышать. Даже самая правдивая правда может звучать сухо и устало, если повторять ее каждый день. Даже самые чистые сердечные порывы, демонстрируемые сотни и тысячи раз рано или поздно превращаются в навязчивый ритуал, выполняемый механически, машинально.
Ирландец откинулся в кресле, давая спине отдых, чуть склонил голову к плечу, слушая вопросы Евы, а после и слушая ответы Осборна. Разумеется, он будет говорить о защите, о контроле. О чем же еще? Блэкхорн был Рыцарем, военным, и ставил во главу угла военные вопросы, вопросы охраны и контроля, выяснял, откуда пошли такие настроения и мысли, ведь не бывает дыма без огня…
Тут Скаах был с ним согласен, отгоняя мысль начать сетовать на студиозов, что шумели и мешали старому каиниту предаваться своим размышлениям в тиши и покое, что бегали по коридорам, и вообще вели себя не как полагается воспитанным молодым людям и юным леди. Байки рассказывать хорошо тогда, когда это уместно. Игра хороша, пока проходит перед соответствующей публикой.
- Академия, мисс Каллахан, это прекрасная возможность показать всем и каждому, что мы не монстры из баек, не ужас ночной и не мерзкие кровопийцы, - эта речь была такая же привычная и шаблонная, такая же заученная, как та, которой ответила Ева Скааху, только вот говорил каинит с искренностью, щедро играя интонациями – легкая снисходительность к суевериям людей, всепрощение, готовность помочь им отказаться от стереотипов, что веками ютились в их головах, желание открыться и открывать. А подошедший к Осборну слуга как раз позволил вставить и свое слово в разговор, - Мы не отличаемся от людей, чтобы блюсти наш покой особенно трепетно. Этот замок издревле был нашей цитаделью, нашим оплотом, и мы скопили огромное количество знаний за эти века.
Старый вампир прервался, стоило Блэкхорну отпустить слугу, повернулся, ожидая новостей.
«Великолепно!», - вспыхнуло в мозгу. Долго же «почетный гость» замка Бладборн спал, особенно для нелюдя. Но тем лучше – он выдержит разговоры с гостеприимными хозяевами замка.
Скаах кивнул в ответ на приглашение, поднялся, опираясь на трость – медленно, с деланным трудом, распрямил плечи.
- Продолжим нашу беседу по пути, - предложил он.

Подземелья. Темница под замком.

+1

8

http://sa.uploads.ru/M68dT.jpg


http://sh.uploads.ru/6TSxP.jpg

Отредактировано Game Master (2015-05-02 19:46:30)

0


Вы здесь » Отродье Каина » Замок Бладборн (северный пригород) » Красная гостиная на третьем этаже


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC