Дата и погода:

1900 год.
Итак, друзья и братья-сёстры. Лондон не завершает свою историю, Лондон вечен, как старая грязнуха Темза, питавшая и пестовавшая своего блистательного, своенравного отпрыска. Форум можно читать, можно продолжать отыгрывать на нём какие-то истории и эпизоды. Но глобальных событий здесь уже наверняка не случится. Вся сюжетная активность с зарядом новых красок и бочкой второго дыхания переносится сюда, в Лондон же, но немного иной Лондон Новые лица, новые истории - повзрослевший, но пропитанный ещё более авантюрным духом, он с нетерпением ждёт вас. Огромное спасибо всем, кто был и будет с нами здесь, на ОК, и душевное "Добро пожаловать" тем, кто рискнёт переступить с нами порог нового Лондона.
О погоде Мерлин пока тоже ничего не сообщил.


Новости:

2015-10-28 • В связи со стартом нового витка сюжета и новых квестов ожидается полное обновление информации

В верх страницы

В низ страницы

Отродье Каина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Холл замка

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://sa.uploads.ru/O4hgS.jpg
Это высокий сводчатый зал с колоннами и широкой лестницей ведущей наверх от тяжелых дверей, а затем разветвляющейся надвое. Раньше на входе встречал  дворецкий, провожавший  вас туда, куда требуется лично или передавая в попечение одного из бесчисленных слуг. Портреты, бархат, золото, бордовые дорожки  и помпезность - все как и пристало быть в замке могучего древнего клана.
Так было до 25 декабря 1901 года. Всё в считанные минуты изменила "легендарная комета", летательный аппарат одного из Гостей, упавший в парке за самыми замковыми стенами. Разрушительнее последствия и представить страшно. Нет, холл и лестницы не сравнялись с землёй. Но нынешний вид полуразрушенного этажа, камня, смешанного с дорогими тканями и кое-где - клочьями одежды, рухнувшие люстры, растрескавшиеся стены... Печальное зрелище.

0

2

Особняк Каллаханов на Пикадилли

Небольшое ландо с поднятым верхом, запряженное одной единственной лошадкой, подкатило к Замку. И можно было бы принять карету и ее пассажиров за мелких буржуа, пожаловавших с очередными прошениями, если бы не вышитая золотом попона на лошади и не фамильные гербы Каллаханов спереди и сзади ландо. Стража на воротах почтительно распахнула чугунное кружево ворот, и ландо проехало дальше к главному входу замка, где еще один из охранников открыл дверцу кареты и с почтением подал руку выходящей из нее девушке.
Мисс Каллахан вежливо улыбалась, сжимая одной рукой нелепую расшитую бусинами сумочку и поддерживая другой неудобный подол платья, норовивший запутаться у нее в ногах. Порыв ветра распахнул незастегнутое пальто и прошелся холодом по открытой шее и плечам, прикрытым лишь тонкой легкой тканью. Ева, привыкшая к грубой прочной ткани кителя, почувствовала себя голой.
Называть свое имя не требовалось, дочь министра внутренних дел была слишком известной особой. Разве что вид ее вызывал у тех, кто читал регулярно газеты и следил за светской жизнью, удивление, ибо обычно на всех приемах дочь министра скромно оставалась в полицейской форме, словно хотела быть в глазах общества представителем закона прежде всего, а уж потом маркизой со всеми вытекающими приличиями.
- Передайте господину Осборну Блэкхорну, что его желает видеть… - она запнулась, чуть не сказав по привычке "офицер Каллахан", и в сущности это было бы правильно, но не в нынешней ситуации, - леди Каллахан.
Ей не стали сразу сообщать, что Блэкхорн болен и не может ни с кем говорить, и Ева сочла это хорошим знаком. Даже если капитан гвардии не захочет ее видеть, у нее уже есть повод проникнуть в замок и там исследование его тайн начнется по обстоятельствам.
Чувство обнаженности усилилось в холле замка, куда пройдя через высокие створки дверей она оказалась в огромном, но теплом и уютном помещении. Плащ у нее забрали, хотя ей вдруг захотелось вцепиться в него и не снимать ни за что. Потом она вспомнила, что приличным леди не к лицу комплексовать и жеманно прятать открытые части тела, Ева выпрямилась и прошла к предложенному ей диванчику спокойным уверенным шагом, будто и впрямь всю жизнь ходила ставя ноги с носка на пятку  в изящных узких туфлях и всегда чуть отклоняла в сторону подбородок, подчеркивая выгодно длинную шею и часть выглядывающей из декольте груди. Села прямо, но не напрягаясь, взяла со столика чашку с чаем, но не пила, а грела об нее вдруг замерзшие ладони.
Мрачным замок не выглядел, даже ее особняк казался более похожим на вампирское гнездо, и все таки здесь ощущалась атмосфера древности и язычества. Ева не удивилась бы, узнай она вдруг, что в подвалах замка держат узников, а по особым праздникам проводят обряды заклания юных девственниц. Ева фыркнула и чуть не расплескала чай на белый подол платья.
- Как себя чувствует мистер Блэкхорн? – спросила она у прислуги, ожидающей в стороне пожеланий гостьи.
- Гораздо лучше, мэм. Ему сообщат о вашем визите.
Ева кивнула. Оставалось ждать, пригласят ли ее к Блэкхорну, или капитан сам выйдет к ней. Учитывая истинные цели своего приезда, она больше хотела бы прогуляться по замку сама, а не сидеть все время в холле.

+1

3

Тощий чопорный слуга в строгой ливрее бесшумно спустился по лестнице и встал недалеко от Евы, сложившись пополам так резко, что девушка испугалась за сохранность его спины.
- У мистера Блэкхорна сейчас посетитель. Прошу вас, леди Каллахан, подняться в гостиную. Джентльмены присоединятся к вам как только освободятся.
Каллахан отставила недопитую чашку на столик и встала с неспешным достоинством, следуя за слугой по лестнице покрытой толстым мягким ковром. Вертеть головой как посетитель в музее она не стала, но с любопытством поглядывала искоса на проплывающие мимо перила, стены с портретами и прочие элементы декора. Все выглядело вполне мирно, ни зловещих рыцарей с клыками на портретах, ни пятен крови на стенах, ни даже паутины в углах. Обычный современный замок, ухоженный и солидный. Именно в таких местах обычно и свершаются самые гнусные и самые нераскрываемые преступления. Увы, Ева оставалась прежде всего полицейским и не могла не подставлять под обстановку опыт былых расследований. Богатые знатные обитатели подобных мест были как правило скользкими лжецами, уверенными в своей безнаказанности и при этом умело скрывающими свои нелицеприятные пристрастия.
Заметив, что слуга наблюдает за выражением ее лица, она разгладила хмурую складку между бровей и широко и мило улыбнулась, эдакая восхищенная дурочка, впервые попавшая в знаменитый Бладборн. Ага, а то никто здесь не знает о твоих подвигах на ниве закона.
Убавив широту улыбки до сдержанной и вежливой Ева прошла по коридору уже ни на что не глядя.

Красная гостиная

+1

4

Катакомбы под кладбищем

- Это сущность явления  "Братство", миледи, - с вежливой непринуждённостью откликнулся Блэкхорн на слова благодарности.
Тягостный рассвет, ещё струящийся прицепившимся к одежде запахом крови и затхлого камня склепов,   так умело притворялся безмятежным и светлым, приветливо жмурился  нежным утренним солнцем, не набравшим палящей силы. Ручной леопард, убивший друга и с подхалимской царственностью  ластящийся у ног.
- Человеческое общество, в целом, растёт хаотично как бархан, верхние песчинки попирают нижние и спрессовывают их чудовищным давлением; в Братстве же царит принцип черепицы, где каждый одновременно опирается и поддерживает того кто рядом. Конечно, и в такой стройной системе случается всякое.
Последняя ремарка, внесённая после короткой  паузы, была вполне справедливой. И Осборн, шагающий по тропинке ,  испытал внутреннее удовлетворение от мысли, что вопреки опасениям миссис Беррингтон не попала в число обязательных исключений, подтверждающих общее правило.
Нет, было бы истинно приятно защитить стойкую тростинку с изящной тонкой рукой, с достоинством возлежащей на  широкой кисти Блэкхорна, положив перед ней сердце отщепенца, осмелившегося угрожать, терзать изнутри взрастивший его организм. Но разве стоят общего спокойствия и лада в Братстве личные удовольствия, чтобы по-настоящему желать их? 
Поднявшись по ступеням замка и пропустив в холл, Рыцарь ещё раз склонил перед Урсулой  голову, готовясь попрощаться с Сестрой  или помочь ей одолеть очередные, ещё более крутые  ступени, на сей раз самого  Бладборна. Но в картину очень удачно вписался слуга, скользнувший откуда-то из и вручивший что-то бумажное и украшенное золотыми тиснениями. Таковое впечатление вообще-то не производило, но "срочно".
Извинившись перед Урсулой и пробежав глазами витиеватые строчки приглашения, Блэкхорн поднял   взгляд и дёрнул уголком рта. Совсем не похоже на нервный тик, скорее, им полагалось начинать страдать тому, кто стал причиной малозаметных,  но грозных мимических проявлений.
И неужели в глазах под пасмурно опустившимися бровями читалась растерянность или что-то к ней близкое?
- Знаете, кто таков Антуан Бонно, миледи?
Рыцарь посмотрел на миссис Беррингтон и задумчиво похлопал картонным квадратиком по ладони.
- Хлам-человечишка, мусор. Но у него есть то, что стало бы очень приятным дополнением для Братства.
И снова неровная пауза, наполненная какими-то размышлениями. 
- Как Вы думаете, если прийти на свадьбу и проткнуть его палашом, это решит проблему и станет назиданием для прочих безумцев?
Вытянув губы трубочкой и скосив глаза, Рыцарь задумчиво посмотрел в растерянное и не понимающее лицо  миссис Беррингтон и почти печально кивнул. 
- Мне тоже так показалось, Сестра.
Воспряв из минутного транса, Осборн вскинул голову и несколькими отрывистыми фразами  пояснил ситуацию. 
- Бонно - маркиз, человек с известным весом при дворе Англии и Франции, не без некоторого влияния в армии,  владелец известнейшего племенного конезавода, но до сих пор не входит в число наших сюзеренов. Так уж вышло. Насколько мне известно, недавно это упущение почти исправили, подсказав господину маркизу очень подходящую партию - дочь одного из наших верных братьев, одного славного манчестерского герцога. Бонно, собственно, уже  ждали с предложением  руки и сердца в Манчестере.  И вот... - Осборн неприязненно помотал  в воздухе приглашением, - Безмозглый жеребец.
Безмозглый и самоуверенный, как все смертные выскочки-однодневки. И как он смел прислать приглашение,  это такой новый модный способ покончить с жизнью, прилюдно, на пике торжества, в магниевых  вспышках фотокамер? 
Или этот раззолоченный прямоугольничек - не вызов свихнувшегося престарелого мула, а сигнал бедствия?..
- Я понимаю, миледи. Вам сейчас не до светских выходов. Но бракосочетание  состоится сегодня, с часу на час. После этого мне останется только убить его. И пусть...  братья пристроят  вдову при  ком-нибудь из наших подрастающих Братьев. Или убить их обоих, -  голос, снова сорвавшийся в приглушённый  громовой  рокот, подталкивал к догадке   что изо всех заковыристых головоломок  высшего света Рыцарь признаёт лишь  Гордиев узел, и при злонравной неподатливости  предпочитает поступать соответственно.
-  Я выезжаю через час, Сестра. И мне бы очень не помешал кто-то, кто способен убедить возомнившего упрямца. Я имею в виду,  не вспоров ему при этом брюхо и не сломав ни единой кости.
Повлиять на него словами. Напомнить о том, что он посмел забыть. Это же понятно, да? Ну, надо же попробовать.
Осборн  пригладил озадаченно выбившийся вихор и внезапно улыбнулся, вспомнив недавние слова Урсулы.
- Вот и пришла моя очередь просить Вашей помощи, миледи.

Отредактировано Осборн Блэкхорн (2014-03-09 13:58:04)

+4

5

Урсула ощущала ужасный дискомфорт от того, что к липким от крови туфелькам, прилипли чуть ли ни целые кусты травы - во всяком случае, именно так ей и казалось. Но девушка продолжала держаться спокойно и с достоинством, будто не представляла из себя нынче припылившееся существо с несколько сбитой ветром прической.
Да и Осборн. Осборн говорил, а графиня внимательно вслушивалась в его слова - она не могла пропустить их мимо ушей, ибо его согласие на потенциальную помощь не оставило ее равнодушной. И, к тому, Урсула была дамой с хорошими манерами. Она не перебивала и дала договорить до логической точки, хотя некоторое из услышанного заставило ее искренне негодовать. Когда мужчина говорит - женщине лучше помалкивать, а еще лучше - думать.
Деньги и влияние? Ах, как печально порой поступаться честью, связываясь с подобными подлецами, не достойными носить свой титул, только лишь для того, чтобы Братство процветало. Но ничто не дается просто так - что-то необходимо принести в жертву светлому будущему.
- Как Вы думаете, если прийти на свадьбу и проткнуть его палашом, это решит проблему и станет назиданием для прочих безумцев?
Урсула было хотела согласиться с этим утверждением, поскольку не видела ничего дурного в кардинальных методах борьбы. Ведь ампутируют же пораженную гангреной конечность? Но Рыцарь ответил за нее, поставив перед фактом, что положение все еще можно спасти. Каинит был раздосадован - это не было видно по его лицу, ибо он умело скрывал истинные чувства, но резкие жесты его рук выдавали огорчение. Ну а как же иначе? Хранительница и сама была возмущена поступком ополоумевшего маркиза. Какой скандал. Боже, какой скандал.
- Я понимаю, миледи. Вам сейчас не до светских выходов.
О-о, Говард бы заставил ее надеть багряные шелка, если бы посчитал, что ее присутствие на свадьбе может принести пользу Братству.
- Вот и пришла моя очередь просить Вашей помощи, миледи.
Все то время, пока мужчина говорил, девушка смиренно внимала, сложив руки и не отводя взгляда от светлых очей Рыцаря. Но нынче он ожидал ее ответа, ее решения. И он был так очевиден для графини, что она не стала брать паузу, чтобы оповестить о нем.
- Будучи в трауре, нельзя являться на подобные мероприятия, - обстоятельно заметила женщина тоном эксперта в подобных вопросах. - Для того, чтобы сопровождать вас, мне необходимо сменить туалет. Я не задержу вас. Я выйду прямо к экипажу, - Урсула мягко кивнула, прощаясь ненадолго и, бойко и уверенно выбивая глуховатый ритм каблучками, устремилась в свои покои, где ее ждала горничная.

- Мой серый туалет и корсет, - приказала графиня с порога, сбрасывая шляпку на постель.
- Госпожа, вы беременны... - хотела было возразить Брэдфорд, но без всякой надежды переубедить.
- Серый туалет и корсет, - бесцветно повторила Урсула. - У нас на все не больше четверти часа.

Хранительница не зря выбрала светло-серый цвет - он был аккуратным на вид, нейтральным и не привлекал к себе лишнее внимание. Девушка не опоздала ни на секунду, и готова была к любым свершениям, хотя и понимала, что нынешняя усталость в какой-то момент обратиться в смертельную.

Отредактировано Урсула (2014-03-11 23:22:21)

+3

6

Нельзя, конечно же нельзя, раз траур. Осборн покорно ожидал отказа и, может быть, совета, рекомендации, кого именно  из Сестёр имеет смысл попытаться  выхватить из течения бладборнской жизни без смертельного ущерба для отпущенного на сборы времени. Быстрое и лёгкое согласие стало неожиданностью. И пусть ответ был краток и напрочь лишён  витиеватой пышности, как хлеб грубого помола.
- Я буду ждать Вас, миледи.
Взгляд Рыцаря на мгновение  осветился самой  искренней благодарностью. 
Всё-таки это была свадьба, а не битва при, хм, Мэйфер. И от одного, двух холодеющих трупов Братству было бы гораздо меньше толку, чем от живых, проникшихся правильными идеями смертных.

Через обозначенное время Блэкхорн стоял возвышался у ожидающей кареты тёмной   каланчой, украшенной для весеннего праздника. Парадная форма, такая же  чёрная, как пасмурная ночь, контрастно оттенённая   лишь серебряными галунами и эполетами. Небольшая карета с гербом Бладборна, запряжённая  двумя  белыми  лошадьми  с гнутыми драконьими  шеями. Угольные жеребцы, приплясывающие под пятерыми гвардейцами эскорта.  На всём лежала печать дорогой благородной  основательности и сдержанного нетерпения. Даже кучер, дождавшись пока рыцарь усадит в салон вышедшую  леди в густой вуали и сам скроется за захлопнувшейся дверцей, щёлкнул кнутом бойко, но без суетливости уличных пройдох-лихачей. И Бладборн проводил тронувшийся кортеж величавым взглядом окон. Бладборн не был любопытен. Бладборн знал всё, что ему надо, а что не знал - привык выпытывать с достоинством, не дёргая за рукава.

Парадный вход в поместье

Отредактировано Осборн Блэкхорн (2014-03-12 14:22:54)

+1

7

офф

Извиняюсь за задержку.)

Свадебный шатер во дворе поместья

Урсула не могла не согласиться с выданным утверждением, поскольку и сама видела некоторые общие черты. Она опасалась с уверенностью говорить о характере Блэкхорна, ибо катастрофически, до неприличия мало знала его и о нем, но только лишь для собственного спокойствия и приятия, девушка допустила, что мужчина, кроме того, что колдовским образом обращает праздники в поминки, обладает близкой душе графини сдержанностью и, что самое важное, преданностью общему делу. Вот был предварительный итог, навеянный сомнительными желаниями женского сердца верить, а не видеть.
- Говорят, магия  не распространяется на подобное.
Тем лучше. Вряд ли бы бедствия Брата, вызванные ирреалистичным влиянием ее скромной особы, могли вызвать у Урсулы какие-то положительные эмоции, тут уж скорее совсем наоборот.
Обратная дорога показалась девушке гораздо более короткой - потому как в последнее время, Бладборн стал единственным местом, куда она действительно любила и жаждала возвращаться. Его стены укрепляли ее дух, его своды укрывали от невзгод, а его обитатели согревали холодное сердце вампиры.
Когда карета тронулась, на душе полегчало. Каким бы сокрушительным фиаско не казалось Урсуле, а оно было позади, и теперь она ехала домой, в достойной компании - как давно ей приходилось испытывать нечто более приятное? И графиня была благодарна Амрите, Эндрю, который привел ее в Братство, Говарду, посвятившему ее в Хранители, и без сомнения Осборну, который подарил ей надежду на то, что мир все еще не рушиться под ногами, несмотря на смерть Верховного Жреца. А потому она долгое время молчала, опасаясь нарушить ход мыслей мужчины, установившееся равновесие внутри себя и сладкую тишину, гармонично сочетаемую с шумом колес по брусчатке.
- Только не корите себя. Маркиз был безнадёжен, - голос Блэкхорна вернул ее к реальности, но теплое чувство в груди никуда не пропало.
Девушка перевела взгляд от окна на очи Рыцаря, гадая, что ему до ее переживаний. Воспитание? Внутреннее чувство такта? Должно быть... и как же все-таки замечательно, что такая черта характера все еще не вырождается в ополоумевшем мире.
- Маркиз несомненно был исключением из правил, - согласилась Урсула, опустив глаза на свои ладошки, сложенные на клатче. - И все же мне необходимо стремиться к совершенству. Ведь, кто знает, когда мое косноязычие сыграет со мной дурную шутку.
Малодушно с ее стороны было на что-то жаловаться мужчине. Графиня мысленно отхлестала себя по щекам, но ничего уже не могла поделать с вылетевшими словами - оставалось только не усугублять свое положение и постараться продумывать все, прежде чем мысль материализуется на языке.
Несмотря ни на что, Осборн оказывался эталоном учтивости, выразив благодарность Урсуле за приложенные усилия. В его устах все действительно выглядело несколько иначе, менее плачевно, и девушке искренне хотелось верить во все, что он говорил. И она старалась, правда старалась.
- Даже понимая, что вряд ли бы это принесло Братству какую-то пользу, я бы предпочла, чтобы вы убили маркиза на месте, - лаконично довершила она.
Но ей хотелось и выразить кое-какие соображения, пришедшие к ней, пока она ожидала возвращения гвардейца. Вряд ли Воина Меча могли заинтересовать ее слова, но деваться ему было некуда - дорога была дальней. Урсула вернула ему свой взор, умело скрывая некоторый трепет пред ответом:
- Ведь богатство сэра Бонно для Братства не утеряно окончательно? Как только вдова маркиза снимет траур, она может оказаться достойной партией для кого-нибудь из наших братьев, - лучше бы я, конечно, рассказала историю своего давно утерянного родового поместья, но день сегодня явно не мой. Будь сильной, Урсула...

По приезду в Академию, половину мыслей женщины уже занимали грезы о горячей ванне с ароматной пеной, где можно было бы обо всем забыться, вкусить такое доступное и простое наслаждение, как теплая вода, цветочный запах смеси бальзамов и масел, ну и конечно, общество желтой резиновой уточки, ставшей за последние пару дней, самым преданным собеседником Урсулы.
Она имела честь быть проведенной Рыцарем в холл Бладборна, где они уже пытались проститься сегодняшним утром, но приходилось повторять попытку - и ничто на этот раз уже не могло бы им помешать довершить начатое. Девушка колебалась между учтивыми ритуалами и более индивидуальным подходом к каиниту, дела Братства с которым связали ее незримыми узами. И все-таки склонилась ко второму, испытав желание выразить свое расположение сэру Блэкхорну. Не забудьте обо мне? Нет... прозвучит так, будто мы тайные любовники. Не забудьте о своем обещании? Как мерзко это выглядит излишним напоминанием ему о его обязанностях, будто мужчина и сам не в силах разобраться в том, кому он и что обещал. А стоит ли вообще о чем-то напоминать каиниту, который едва ли жалуется на провалы в памяти? Но что-то же я обязана сказать на прощанье, а не стоять, будто языческий истукан!
- Я буду ждать вестей от вас, - кротко кивнула девушка, по возможности, завуалировав свою просьбу все-таки держать ее в курсе происходящего, поскольку не нашлась, как это сделать иначе.
И все-таки, придя к такому решению, путем столкновения множества собственных мнений по этому вопросу, графиня сняла правую перчатку и подала гвардейцу обнаженную ручку.

Личные покои зам.директора Академии на втором этаже

Отредактировано Урсула (2014-04-03 21:49:19)

+4

8

Свадебный шатер во дворе поместья

Самолюбие Сестры никак не находило утешения, даже в суховатых, но искренних словах Блэкхорна. А поскольку каждая женщина (как подозревал Осборн, отталкиваясь от некоторых своих знакомств и опыта) - в душе художник и созидатель, пытливый ум не упускал случая вылепливать всё новые и новые недостатки, украшающие привидевшееся  графине Беррингтон фисако.
- Косноязычие?
Осборн отвёл взгляд от окна и посмотрел на Урсулу, смиренно сложившую руки на сумочке и доверявшую тряскому полумраку довольно неожиданные вещи. 
- Если это грех, то он не Ваш, Сестра. Но если Вы тоже предпочитаете разить сразу и наповал, может. Вам стоит плюнуть на софистики и взять уроки владения кинжалом. Я бы мог обучить Вас паре приёмов.
Блэкхорн улыбнулся, не думая и залихватски казня положительный образ и благорасположение, которые, возможно, успел завоевать у сестры. Не может ободриться словами поддержки, так пусть разозлится и изничтожит уныние гневом. Тоже выход, ничуть не хуже, и даже проще. Меньше слов и больше результата.
Кстати, Осборн и не шутил.
- Не огорчайтесь. Публичное отсечение головы будет не менее смертельным, зато более поучительным для прочих.
И Осборн на секунду задумался, действительно ли  отрадны  были бы сердцу графини кровавые зрелища, переполнявшие нынешней ночью  нутро лондонской подземки, или это была лишь временная и целенаправленная кровожадность горделивой  женщины,  пробудить которую могут и гораздо меньшие проступки, нежели  ужимки выжившего из ума шута, щедро продемонстрированные маркизом Бонно.
Рассуждать о сугубо материальной части вопроса Осборн и вовсе не взялся. О чём без прикрас сообщил спутнице.
Это была действительно не его сфера - просчитывать выгоды от обесценивания того или иного имени, марки, продукта или жизни. Честно говоря, Блэкхорн не удивился бы, случись что-то через сутки и с самой новобрачной, юной ныне Бонно, и со всем семейством Олдриджей. Пути неисповедимы, и особенно они были неисповедимы там, где пересекались с путями Братства Мафусаила.
А что, если?...
Осборн очнулся от секундного и посмотрел на Урсулу, осенённый мыслью.
- Вот что подумалось, Сестра. До Манчестера далеко. Здесь же много лояльных и искушённых, однако два глаза всегда лучше, чем один. И что бы вы ни мнили  о своих недостатках...  Было бы хорошо, если бы Вы присмотрелись к этой юной Олдридж и оценили, как разумнее и выгоднее для клана было бы поступить с нею,  какой найти подход к этой истории.
Конечно, это был не воинский приказ. Это была просьба, от которой на сей раз Сестра действительно была вольна отказаться.

Карета влетела во двор замка и остановилась перед парадной лестницей. Дверца открылась, распахнутая подоспевшим кучером, и Блэкхорн первым соскочил на землю, разворачиваясь и протягивая руку Урсуле. Лёгенькая, невесомая тень с упрямой осанкой, по-прежнему скрытая маскировочной сеткой вуали. Он был с ней  рядом до самого холла; дальше не позволяла ни поза графини, намекавшая на прощание, ни время, подстёгивавшее и пришпоривавшее сразу в нескольких направлениях. И в сторону своего штаба, по кругу и назад, к особняку Олдриджей, и в сторону чёрт знает куда девавшихся следов злосчастной  дочери Мушира.
Но последние слова графини, прозвучавшие после едва уловимой заминки, конечно же, относились ни к чему иному как  к последней потере Бладборна.
- Я помню, миледи.
Рыцарь принял руку и склонился,  вдохнув свежий и неповторимый как у каждого живого аромат. И что бы ни подумала сейчас Беррингтон, как бы ни поморщилась, возможно, под своей вуалью, но целовать пустоту  Блэкхорн не имел ни привычки ни желания, и сдержанно, но ощутимо прикоснулся губами к прохладной коже.

Подъездная аллея, двор и ворота замка

Отредактировано Осборн Блэкхорн (2014-04-03 20:24:36)

+3

9

http://sa.uploads.ru/M68dT.jpg

0

10

Восточная башня студенческого корпуса --->

- Валенсия?
Нет, она уже не спала. Она как раз торопливо зашнуровывала какие-то шнурки и тесёмки, которыми общество щедро снабдило одежды женщин, и воспитанниц Академии Бладборна в частности. Но сейчас было не время для  правил. Все правила и политесы остались за порывисто открывшейся дверью, ещё больше - за стенами замка, которые уже подпирали всё теснее подступающие полчища.
- Валенсия, Вам надо уходить.
Надо. Есть такое слово, несокрушимое, как гранитная плита, и, кажется, Роланду удалось донести всю его шершавую тяжесть.
- Не берите ничего лишнего. Только оденьтесь потеплее. Кто знает, сумеете ли вы выбраться из подземелий сразу.
Вот и всё. Поймав холодную руку с тонкими подрагивающими пальцами, Роланд торопливо, почти бегом повёл её через опустевшие коридоры. Где-то перекликались, но коридоры были мертвы. Все заняли свои места у окон, распределённые ещё ночью, на общей сходке, когда  Смит собрал всех в зале и чётко распределил права и обязанности в случае... который все давно ждали.
Пустые коридоры и голоса, в этом не было ничего сказочного, только странное ощущение потери и  очередного призрачного вокзала, раскатавшего дорожки перронов где-то там, внизу, за ступенями, уводящими в подвалы и подземелья. 
На этот раз никто не спросил, куда и зачем их несёт.
- Кроули! Чёрт подери, Кроули!!!
На мгновение Роланда кольнула почти паника, мысль, что Кроули нет в глухих переходах, что он ушёл, забрав принесённые вещи и своё обещание в придачу. Но когда Роланд посмотрел на мисс Чайлд, уже почти дезертир в душе и  решившись  попробовать вывести её самостоятельно, где-то в темноте послышался шорох. И в тусклый отсвет фонаря осторожно вынырнуло лицо Кроули.
- Вы помните, о чём мы договаривались?
Бродяга торопливо закивал, и Роланд повернулся к Валенсии.
- Замок атакуют, - просто сказал Флейк, шевельнув плечами и жадно дыша истекающими моментами, запахом волос, растерянным прозрачным взглядом. -  Вы должны выбраться отсюда и добраться до города. Я... я попробую отыскать вас... после. Обязательно.
Прекратив спотыкаться жгучими словами, Роланд в сердцах убил последнюю условность, обняв оторопевшую и гладя по волосам. Где-то в глубине души жила чёрная как сом уверенность, что "после" будет очень, очень нескоро, вероятно, настолько нескоро, что они и узнать-то друг друга не смогут в своих новых обликах новой жизни. Но главное, что Валенсия могла уйти отсюда, уйти от надвигающейся расплаты, в которой вовсе не имела пая и не должна была, слышите?! не должна расплачиваться ни единым пенни.
Отпустив Валенсию, Роланд улыбнулся ей. И напутствовал Кроули быть осторожным и не выскакивать на поверхность, не убедившись, что рядом не торчит кто-нибудь из захватчиков. И так и не решившись попрощаться с Валенсией даже мысленно, даже с отзвуками её голоса, стихающими вперемешку с голосом Кроули в подземных переходах,  стремглав помчался наверх.

> Подъездная аллея, двор и ворота замка

Отредактировано Роланд Флейк (2015-02-23 12:56:34)

0

11

http://sh.uploads.ru/6TSxP.jpg

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC