Дата и погода:

1900 год.
Итак, друзья и братья-сёстры. Лондон не завершает свою историю, Лондон вечен, как старая грязнуха Темза, питавшая и пестовавшая своего блистательного, своенравного отпрыска. Форум можно читать, можно продолжать отыгрывать на нём какие-то истории и эпизоды. Но глобальных событий здесь уже наверняка не случится. Вся сюжетная активность с зарядом новых красок и бочкой второго дыхания переносится сюда, в Лондон же, но немного иной Лондон Новые лица, новые истории - повзрослевший, но пропитанный ещё более авантюрным духом, он с нетерпением ждёт вас. Огромное спасибо всем, кто был и будет с нами здесь, на ОК, и душевное "Добро пожаловать" тем, кто рискнёт переступить с нами порог нового Лондона.
О погоде Мерлин пока тоже ничего не сообщил.


Новости:

2015-10-28 • В связи со стартом нового витка сюжета и новых квестов ожидается полное обновление информации

В верх страницы

В низ страницы

Отродье Каина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Отродье Каина » Замок Бладборн (северный пригород) » Черный вход и коридор первого этажа


Черный вход и коридор первого этажа

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://sa.uploads.ru/hCwnc.jpg
Вход для прислуги и прочих необходимых нужд. Он ведет из замка в сторону кладбища, прямо к конюшням и производственным помещениям во дворе. Здесь седлали лошадей, запрягают кэбы и кареты. Отсюда был слышен лай псарни.
Первый этаж замка напрочь лишен окон. Его длинные коридоры и прежде могли  запутать любого, кто оказался здесь впервые. Зато теперь мрак кое-где разгоняет дневной свет, сочащийся через трещины, образовавшиеся в стенах. Весьма сомнительное усовершенствование. 

0

2

<---Старая Церковь им. Преподобного Антония--->

Волей-неволей добравшись до замка на незнакомом коне, на котором же и домчал до церкви под утро, спешился в конюшне, собираясь войти в замок через чёрный ход. Пока что он знал о творящихся делах слишком мало, чтобы сметь мелькать среди пышного ажура замка Бладборн. По дороге он ничего не мог услышать, ведь дико спешил в замок, чтобы узнать обо всём от своих.
Несмотря на появление почтенного господина, работники продолжали выполнять положенную работу, и ничто не отвлекало Эндрю от разговора с Нилом, ждавшим его вместе с тремя другими братьями невдалеке от конюшен. Получив информацию, он попытался систематизировать основные факты в голове, дабы они не маячили вокруг мыслей нужными и бесполезными подсказками, а уложились в голове более-менее стройно.
- Итак. Этой ночью за внешними стенами Тауэра случилось восстание. Была убита королева Виктория. Общими усилиями «крайними» были сделаны не кто иные, как до боли знакомые ликантропы. Вся свора от мала до велика. Для нас же положение дел идёт только в гору. Перевёртышей больше нет среди чинов. Их фетор скоро перестанет давить на ноздри в толпе обыкновенных граждан. Полиция нам в целом благоволит.
Твори, что вздумается. Если грубо. Вверив оставшийся неличный арсенал в виде одной гранаты в руки Нила, двинулся к входу, не теряя при этом нить повествования.
- Тем временем совсем скоро празднование открытия Академии при клане. Занятно весьма.
Сцепил руки в кулаке, а затем потёр ладони друг о друга, уставившись в точку, известную одному только рыжему. Для каинитов и людей. И людей.
- Ладно. Вызвать почтового курьера. Сейчас напишу и отдам записку, и вы прикажете доставить сегодня же по указанному адресу. Нил, туша вожака?
- Пока скинули в подвал.
Нил тоже знал, что она скоро будет нужна, ведь он слышал слова королевы перед осаждённым фортом. К слову у Эндрю тоже было, что рассказать.
- И да. Нужно выбрать подходящих ребят для встречи с кретинами Огненного Ордена. Умирающий настоятель той церквушки прощебетал что-то про кабак в Саутварке – «Гнутая подкова». Дескать, есть там братья Йозеф, Доминик и Раймонд. Организовать тихий поход в кабак и небольшую слежку за гостями. Дальше будет больше. Теперь всё.
И он без дополнительных слов покинул братьев, пройдя к двери чёрного входа.

--->Центральная зала<---

Отредактировано Эндрю (2013-01-24 00:58:11)

+1

3

Серая комната ---

План вернуться в комнату незамеченной сработал, а вот вторая его часть для выполнения была трудновата. Мадам Барбот проснулась и уже во всю распевала латынь и расхваливала поэта Августовского века, даже не представляя какое приключение пережила ее воспитанница, пока ее храп сотрясал стены коридоров замка. Здоровый сон, как говорила мадам, залог женской красоты. Француженка не была красива, но иногда ее высказывания и настроения были способны вызвать и симпатию к ней и уважение. После купаний, расчесываний и укладок-одеваний времени на то, чтобы улучить минутку и ускользнуть не было совсем. Замок, такой тихий и спокойный весь день ближе к ночи гудел как улей. Постоянно слышались чьи-то шаги, в столовой не прекращали перешептываться. И даже извечно серьезная и суровая мадам Барбот де Марни заметно нервничала, поглядывая в темные замковые окна куда-то в сторону Лондона, который отсюда, конечно же, видно не было. Братство сегодня не собиралось спать. Что-то важное происходило, что-то очень значимое, что, наконец-таки, наполнило стены этого мрачного места хоть какой-то жизнью и движением. Будто бы гроза снаружи способна была ворваться в эти старые и бессмертные сердца. Ким постоянно пыталась найти для себя момент, чтобы как-то улизнуть от своей гувернантки и заявиться с так интересующими ее расспросами о хозяине комнаты на третьем этаже. По некоторым причинам расспросить мадам Микеле она никак не могла, а из-за погоды прогулку пришлось отложить, удовлетворившись бесчисленными коридорами замка и чаепитием в красной гостиной. Гувернантка своевременно позаботилась о том, чтобы ее подопечная выпила бокальчик-другой полагаемой ей крови, убежденная, что ее ненасытная юная леди сможет этим удовлетворится, как и все, даже старые каиниты, забывая каково это быть молодым. Или же новообращенным. Кровь ненадолго, но порадовала юное создание, хотя всеми мыслями она была где-то там на третьем этаже, вспоминая как изумительно щекотало нос и язык сочетание коньяка и крови того молодого человека. К большому сожалению мадам Барбот четко дала понять, что в ближайшие дни мисс Керрик прогулки в Лондон не положены. Учеба и только учеба - вот что ожидало юного студента Академии.
Минуя холл и направляясь в сторону церкви, чтобы вознести молитвы за братьев, а сегодня мадам де Барбот особенно за них переживала, не раскрывая для Кимбэлл причины, они заметили группу гвардейцев, вернувшихся в замок, судя по их одежде, и молчаливо скрывшихся за очередным поворотом. Ким мучительно захотелось выйти из этого места, которое со временем начинало превращаться во что-то наподобие тюрьмы. Сильная зависть к молодым мужчинам, которые могли себе позволить разгуливать свободно и не нуждались ни в няньках, ни в гувернантках, побудила ее размечтаться о том, что если бы она позволила себе некоторые метаморфозы со своим внешним видом, облачившись в мужской костюм и покинув замок хотя бы до утра, пока мадам Барбот спит. Через несколько минут холл замка был самым шумным и многолюдным местом из всех. Гвардейцы, слуги, братья и сестры, множество незнакомых лиц. Воспользовавшись моментом, что мадам Барбот кого-то там поприветствовала, Ким скользнула за поворот, пробежалась по коридору, стараясь не стучать каблуками, спустилась по низкой лесенке, еще раз завернула, а затем еще. И только оставшись в полной темноте, она, прижимаясь к каменной стене, позволила себе отдышаться, ликуя, что ей все-таки это удалось. Дальше начиналась непроглядная тьма, нужно было идти осторожно. Насколько она понимала, то комнаты для прислуги находились где-то здесь. Вполне может быть, но темный коридор все никак не желал заканчиваться какой-либо дверью. Ким, сверкнув в темноте, красными глазами, коварно улыбнулась, сама себе не нарадуясь, и продолжила свой путь в сторону заветной комнаты, попав в которую она узнает ответ на свой вопрос. Необычные ощущения. В нос ударил запах чего-то знакомого, но чего именно - различить она не могла. Остановившись, она нахмурилась, пытаясь разобрать какие-то далекие звуки, оглянулась назад и с радостью поскакала к первой показавшейся двери. Споткнувшись о ведро, мисс удержалась на ногах, но из-за неожиданности и испуга слова сами собой сорвались с ее уст:
- Чертова прислуга, ешкин кот!
Откуда она обладала подобным словарным запасом, оставалось только гадать, потому что помнила себя дочь мушира не более нескольких дней. Мадам уверяла, впрочем как и папенька, что во всем виноваты ликаны, державшие девушку в жутких местах, полных невообразимых ужасов и скверны, и оказавших на Ким такое жуткое влияние, что ее память стерла все события тех дней навсегда. Навсегда ли? Время от времени Кимбэлл радовала себя и окружающих вот такими вот маленькими открытиями. Впрочем, мадам Барбот уверяла, что это со временем пройдет, если она будет усердно молиться и учиться, хотя Ким не была уверена, что ей уж так не по нраву то, что она умеет так выражаться, хотя и предпочитала подобные мысли держать при себе.

Отредактировано Кимбэлл Керрик (2014-02-10 11:00:11)

+2

4

НПС Роланд Флейк, 24 года, истинный каинит, кроме прочих обязанностей временно  приставлен выполнять роль слуги и вестового Блэкхорна в Бладборне

- Прислуга - друг человека, мисс.
Голос, разрушивший иллюзию абсолютной пустынности отрезка холодной каменной кишки, сквозил леденящим склепов и прекрасно вписывался в общий антураж, колоритно гармонируя со зловещим дребезжанием получившего пинка ведра.
- Не стоит опрометчиво отталкивать презрением тех, кто готов в любую погоду и время суток принести тебе горячий кофе с сандвичем, шерстяные носки с горчицей, растопить камин и  прибрать за тобой раскрошенное печенье или труп.
Скорбная тень, примостившаяся  в оконной нише как филин на руинах фортеции, пошевелилась, выдавая своё присутствие. Веки с бесстрастной медлительностью всё той же ночной птицы опустились и снова поднялись вверх, обдав исследовательницу коридора новой порцией хладной  отрешённости от несправедливого и жестокого мира. И только тембр голоса, уже хорошо  знакомый  мисс Керрик, выдавал в мрачном  изваянии прежнего Роланда, некогда полного неуёмной молодой энергии и готовности  спасать заблудившихся  юных сестёр.
- Но что же с Вами, мисс Керрик? Вас кто-то преследует?
Мысли о преследовании терроризировали каинита все последние несколько часов, угнетая его дух и внушая мысли о смерти, тяжких увечьях и прочих неприятных вещах. И о том, что сейчас надо всё-таки подняться и пойти в Серую комнату, не мучая  ни себя, ни сэра Блэкхорна лишним ожиданием, от которого, как известно, необратимо портятся свежие утренние булочки и характеры. Весть о том, что отряд Блэкхорна  вернулся в Бладборн, и сам Рыцарь, немного  потрёпанный, но живой триумфально проскользнул через оживлённо бурлящий холл, давным давно долетела до комнат прислуги. И конечно же, преданный Роланд был искренне рад тому что сэра Блэкхорна  миновала участь тех, кто возвращался сегодня в родной замок молчаливым, холодеющим грузом. Однако, отказать себе в маленьком и не исключено что последнем удовольствии пообщаться с хорошенькой мисс не мог. Чёрт возьми, нет, в самом деле, понятно что ничего страшного с ним Рыцарь не сделает, ну, отхлещет словами, ну, прогонит прочь, ну, даст по шее и переломает рёбра... нда, это уже было бы очень неприятно. Гораздо приятнее любоваться маленькой сестрой, которую зачем-то опять понесло в самые пыльные  замковые закоулки.
- Вы наверняка корите меня в том, что оставил Вас там, наверху, леди Керрик. Увы, я всего лишь слуга, не в моей власти  отказаться выполнить приказ человека, служение которому  такая же неотъемлемая часть жизни как необходимость дышать,  любить и пить кровь.
Увлекаясь, Роланд грустно улыбнулся и взял драматическую паузу, неохотно спускаясь тем временем на пол как должно и оправляя помявшуюся одежду. 
- А после  я возвращался, но  Вас уже не было. В любом случае, приношу Вам свои искренние извинения, милая мисс. И...
Глаза Роланда ожили, тревожно округлились, голос заговорщицки понизился, а рука отважно легла на кинжал, висящий на боку камзола.
- Чем я могу помочь Вам, мисс? Что случилось?
Бойцом Роланд был весьма посредственным; хотя умел управляться на базовом уровне ножом или револьвером, призвания своего в искусстве убийства пока не видел в упор и другим поводов заподозрить подобное старательно  не давал, отчего и спокойно жил уже несколько  лет рядовым гвардии "подай-принеси" без видов на смену призвания. Однако, в такие моменты наличие грозного оружия, обязательно  дополнявшего облачение  любого боеспособного обитателя Бладборна, привносило в жизнь очень даже приятное  разнообразие. 

Отредактировано Осборн Блэкхорн (2014-02-10 17:17:53)

+2

5

Она испугалась и испугалась не на шутку, правда сделать ничего не успела, сразу же узнав в этом голосе того прекрасного юношу, встречи с которым, как ей показалось в тот момент, она искала весь вечер. Ей совершенно честно было неловко за оброненную фразу, но вопрос, требовавший ответа, был сильнее и важнее чего бы то ни было, а угроза погони в лице разъяренной мадам Барбот никуда не делась. И все таки это был он.
Кофе значит? Горячий, ага. Носки с горчицей? Конечно. Рыцарское звание и имя! Рыцарскую кровь в конце концов! Он был слугой того мужчины, сомнений в этом уже никаких не оставалось. Все сложилось как дважды два и от этого, почему-то, легче не было. И все же вместо праведного гнева, который она просто обязана была обрушить на голову самозванцу, она испытала невероятное чувство облегчения от того, что видела его снова, таким каким он был. Пусть и слугой. Мисс Керрик даже не поморщилась, отчего-то не испытывая никакого презрения или недоверия к людям более низким классом или с какой-то не такой родословной. Сколько ее не уверяла мадам гувернантка в том, что это крайне важно, в душе юная мисс уже все решила, взращивая в ней ростки равенства и братства. Впрочем, она и не видела других слуг, кроме вежливых и учтивых, весьма сдержанных слуг замка Бладборн. Возможно, пройдись она по бедным переулкам славного города Лондона, она бы изменила свое мнение. Впрочем, это уже другая история. Ким совершенно растеряла свое возмущение и желание укорить Роланда, а ведь именно так назвал его хозяин комнаты. Что-то в его виде обеспокоило ее, невольно и очень неожиданно.
- Да,  - ответила на вопрос о преследователе, - То есть нет. Наверное, - и сделала шаг навстречу, всматриваясь в его лицо.
Она выслушала его, гордо вздернув носик, а в глазах ее промелькнула тень какой-то там обиды, но она так же быстро улетучилась к концу его искренней речи, как и появилась. Он попросил у нее прощения, но был прощен с той минуты, как она увидела его. Странно, но сердиться на него совсем не хотелось.
- Случилось, - испуганно обернулась она на темнеющий позади коридор, в конце которого она услышала знакомый и встревоженный голос  мадам Бульдога, взявшей ее след, - Случилось, - зашептала она тише, но напряженнее, будто бы вот-вот была готова закричать от страха, или на крайний случай воскликнуть. Мгновение и мисс обернулась на темнеющую дверь в стене коридора, взяла Роланда за руку и очень старательно и ласково повела его за собой в сторону двери.
- Нет, нет! С нею встречаться нельзя ни вам, ни мне. Это не ваш благородный хозяин. Он, кстати меня видел, - она на минутку глянула ему в глаза с почти нескрываемым детским любопытством, продолжая все еще держать его за руку, крепко, будто бы держала за руку своего настоящего брата или самого лучшего друга, - Бежим!
- Мисс Керрик? - низкий басистый голос, явно принадлежащий женщине, но от того не становящийся милее или приятнее, разорвал тишину коридора на двое.
- Прошу вас не погубите меня, Роланд! Я знаю, что это ваше имя, - остановилась она у двери и жарко зашептала ему, уже двумя ручками хватаясь за его, - Просто идемте!
- Я знаю, что вы где-то тут! Больше негде! Мистер Лафферт сказал, что хочет поприветствовать дочь мистера Керрика, а вы как сквозь землю провалились! Мисс Керрик? Мисс?
Кимбэлл затащила Роланда в узкую дверку, оказавшейся дверью кладовки, набитой ведрами, метлами и прочей утварью для уборки и домашнего хозяйства. Дверь закрылась, а Ким буквально вжалась в своего старого знакомого, стискиваемая со спины всевозможными древками, метлами, черенками, ручками, тряпками и всем тем, на что при включенном свете и смотреть не захочется.
- Только тише, умоляю вас! - а потом сжала его руку сильнее, - Я поговорю с вашим господином и все ему объясняю, честно-честно. Он не сможет на меня долго сердится, он ничего вообще не сможет мне сделать, - она так хотела верить, помня о его благородной натуре, - Я извинюсь и расскажу, что это все по моей вине и совершенно случайно. А вы поможете мне, - она вынуждена была держаться за него, чтобы не упасть. Шаги в коридоре были все ближе, поэтому мисс торопилась.
- А вы поможете мне, Роланд. Я прошу вас, мне больше некому довериться. Я должна это сделать. И мне очень нужны вы и... костюм гвардейца, - наверняка молодой слуга знал где его можно достать или одолжить, а вот задачка для юной леди была крайне трудная. На этих словах она замерла, замолчала, с ужасом вслушиваясь как мадам Микеле перешла на французские ругательства и споткнулась о тоже ведро, о которое споткнулась до этого сама Ким. Гувернантка дышала так громко, что ее дыхание было слышно даже за дверью маленькой каморки. Ким не могла больше говорить, но она умоляюще смотрела в глаза Роланда, не приемля никакого отказа или даже намека на него. Она уже все решила. Она оправдает перед хозяином своего спасителя, а тот достанет ей мужское платье, в котором она благополучно сможет покинуть Бладбор без надзора Бульдога и прочих нянек. Это было гениально! А милый Роланд был так мил, что Ким  потянулась к нему, приподнимаясь на цыпочки и поцеловала в щеку, мягко и ласково, только на одно мгновение задержавшись губами на его прохладной коже, чувствуя его дыхание на своем лице.
- Эта мне прислуга! Разбросает что ни попадя! - ругалась в коридоре Бульдог, - Мисс Керрик! Мисс Керрик?! Ваш отец не простит мне, если с вами что-нибудь случится. Я себе не прощу! Мы только приступили к латыни! Ваше образование еще не закончено. А если кто-то узнает о том, что мисс одна гуляет по замку?! О мон дьё! Где Джером? Куда подевались эти *непереводимая игра слов на старофранцузском*?! Джером?! Мисс Керрик?! И это в мои то годы!

Отредактировано Кимбэлл Керрик (2014-02-10 22:22:43)

+4

6

НПС Роланд Флейк, 24 года, истинный каинит, кроме прочих обязанностей временно  приставлен выполнять роль слуги и вестового Блэкхорна в Бладборне

Тревожная дрожь  мисс невольно передалась Роланду, бросившему хвататься за холодную, нимало не привлекательную рукоятку и тоже старательно вглядывавшемуся в тёмные очи мисс Керрик, оказавшиеся внезапно на более чем приятной  дистанции. Передалась вместе с касанием тёплой узенькой руки и мыслью, что, возможно, он не так уж и не может жить без Мэри, сухой и холодной как вчерашняя треска, которой иногда кормили собак на псарне. И ладони у неприступной горделивицы, наверное, такие же вялые  и холодные, иначе отчего бы ей так упорно отвергать жесты доброй воли и не позволять к себе прикоснуться? И уж наверняка расчётливой Мэри ни разу не удавалось разжечь в душе Роланда такой пожар, когда решимость помочь юной мисс перехлёстывала все мыслимые пределы. Погубить? Ну что вы! О, сейчас Роланд действительно был готов ради мисс Керрик без раздумий отказать подать чай какому-нибудь грозному Хранителю,  порезать на ростбифы вот этим самым кинжалом здоровенного когтистого  дракона!
Дракона, понимаете? Дракона, его, джентльмена, мистера. Но не драконицу, рыскавшую по тёмным коридорам, взывая к беглой красавице зловещим  трубным басом. Невежливо, недопустимо наскакивать на даму с дурацким ножиком, кем бы они ни была.  Мистер Лафферт... Мадам Барбот, боже... Нет, лучше бежать!
Покорно волочась следом за охваченной  ужасом сестрой, Роланд порывался объяснить, что ни за что её не погубит, даже в мыслях такого не было, но порывистая мисс сводила на нет все его попытки, оставляя место лишь для вдохов и эмоциональных, но малоосмысленных междометий. А там, внутри подсобного помещения уже заговорило чувство самосохранения, не менее властно чем бас мадам Барбот приказавшее крепче прижать к себе беглянку  и молчать, молчать, вслушиваясь в приближающиеся шаги Погибели. Тесно, пыльно, звуки неспящего замка едва просачивались через стены далёким эхом, сердечко мисс Керрик колотилось в самую грудь оцепеневшего Роланда, и в общем-то, был не самый плохой день чтобы умереть. Только зачем? Ну, или да, умереть, только так чтобы в последний миг  было о чём вспомнить и не пожалеть, и заказать ещё одну порцию.
А главное, и  то и другое предполагало один и тот же маневр, опасный и тем боле притягательный.
Отстранив какую-то метлу, слишком назойливо заглядывающую через плечо мисс Керрик, Роланд сдёрнул со стены передник и чепчик, обычно одеваемый какой-нибудь хорошенькой служаночкой перед тем как начать подметать или поднимаь пыль любым другим принятым у прислуги способом, не очень умело, но споро облачил поверх дорогих одеяний девушки.  Торжественно и драматично заглянул в самые глаза, отметив невольно, какие они огромные и  тёмные, даже темнее окружающей их темноты, и шепнул в ухо, светлеющее под рыжеватыми волосами:
- Доверьтесь мне, мисс. Я помогу Вам, обещаю. И простите.
Флейк крепко обхватил  мисс Керрик, как обнимают только кого-то очень близкого и принадлежащего по обоюдно признанному праву, и прошептал уже чуть громче:
- Тихо, Люси, там кто-то есть! (некоторая пауза) А, пускай; хотят знать что я люблю тебя, Люси - пусть знают! 
И приник к ней, окончательно загородив спиной и плечами от двери, прекратившей ругать многострадальную прислугу и подозрительно притихшей, с неприязнью и долей презрения прислушиваясь к возне в комнатушке.
Нет, каинит не впился лихим чёртом в нежный юный девичий рот. Всё-таки он был пока что всего лишь маленьким слугой огромного Бладборна, и помнил об огромной  пропасти,  пролёгшей никого не спрашиваясь между ним и дочерью самого Мушира, второго человека в неисчислимом и могучем Братстве. Губы лишь робко скользнули по губам, едва тронув и не распробовав их вкус, и вжались в горящую  щёку. Но со спины... со спины наверняка всё выглядел очень убедительно.
А скорее всего, мадам внутрь даже и не заглядывала. Не станет же, в самом деле, леди её статуса совать нос в пыльные подсобки и лишний раз убеждаться, что прислуга есть прислуга даже в таком элитном  месте, как Бладборн, и всегда будет страдать от недостатка воспитания и чувства собственного достоинства.
Когда же большая волна досады и презрения сдвинулась с места и уплыла  дальше по коридору, Роланд нехотя отклеился от мисс и улыбнулся, глядя ей в лицо.
- Я помогу Вам, мисс. А с сэром Блэкхорном объясняться Вам даже совсем не обязательно. Однажды я слышал, что его прозывают Мясником. Но это враги, те, кто с радостью убили бы и Вас, и меня, всех здесь, в Бладборне.  На самом деле он никогда не поднимет руку на Брата или Сестру, если только те сами не уничтожили  своё право называться братом или сестрой.  Мы с Вами не сделали ничего настолько ужасного, чтобы заслужить жестокое наказание. А для кого Вам нужна форма гвардейца? - спросил  после некоторой паузы Роланд и посмотрел на мисс Керрик с искренним любопытством. 

ОФФ

Если мадам Барбот всё-таки не ушла и кого-то взяли за шкирку - Кимбэлл, пишите, немедля уберу всё лишнее )

Отредактировано Осборн Блэкхорн (2014-02-12 12:53:21)

+2

7

Укатанная какими-то предметами гардероба прислуги, но важнее всего - укатанная его руками и дыханием, мисс Керрик не выдержала и затрепетала, как самая что ни на есть падшая женщина, как ей казалось, дойдя до самого возможного низа и заслуживая гореть в аду и везде и всюду, где мучают таких грешниц как она, некогда юная леди, но с этого мгновения самая настоящая порочная блудница.  По словам мадам Барбот, заслуживая подобного, но по своему разумению просто находясь в этом состоянии, когда не думаешь уже о нависшей опасности разоблачения и позоре, не думаешь о делах и что привело тебя к этому человеку, не думаешь ни о своих планах, позабыв обо всем на свете. Когда просто таешь в его руках, как воск в пламени свечи, чувствуя как его губы становятся все ближе, как его дыхание обжигает твой рот, нитью от его губ к твоим, по которой идешь в темноте наугад, ждешь его, предчувствуешь и уже знаешь, что все, чтобы было до этого - было только ради этого мгновения, когда он накроет губами твои, когда он не позволит тебе остановить его или каким-либо сомнениям и страхам. И вот она почувствовала всю прелесть момента, его губы, которые тут же ускользнули куда-то в сторону, шалея от своих собственных ощущений, испытывая глубокое чувство потери и в тоже время наинежнейшей человеческой близости, беззвучно благодаря его и небеса за то, что он не завершил этот шаг, за которым для мисс Керрик открывалась только пропасть. Впрочем, блудницей, познавшей грех, она себя уже считала. И вкус у этого греха распробовать не успела, дрожа в его руках от нежности, напрочь забыв о Бульдоге, грозившей им страшной гибелью. Она прижималась к его щеке нежнее, чем следовало, глубоко и тихо дыша и не смея оторваться, чтобы не разрушить прекрасный момент, не слыша ни удаляющихся шагов за дверью, ни запахов утвари, никаких, кроме запаха его кожи, прекрасно помня вкус его крови и желая ее снова, стыдясь своих чувств, но в тоже время испытывая большое удовольствие от того, что это произошло, то и дело возвращаясь мысленно к тому мгновению, когда их дыхание и губы встретились. Пусть и не надолго, но это было очень волнительно и... Приятно? Не смотря на все безответственное поведение мисс, она просто сама пребывала в некотором шоке от тех чувств, которые испытала в эти мгновения, но не винила ни его, ни себя, не желая отрываться от него, не желая разрывать эту чудесную связь, которую, как она была уверена, он тоже не мог не почувствовать.
- Я помогу Вам, мисс.
Она смотрела на него, медленно приходя в себя, а ее губы и глаза все еще умоляли его о поцелуе. Слишком новыми и незнакомыми были эти чувства для мисс, чтобы она так быстро смогла с ними совладать, хотя она и старалась. Старалась понять о чем он говорит, включиться в беседу, в жизнь вообще, чтобы сбросить с себя наваждение, которое и нужно было и так не хотелось отпускать. Она старательно хотя и не сразу, но улыбнулась ему в ответ, неуверенно и робко, надеясь, что гамма чувств, отразившаяся на ее лице, ни в коем случае не заставила Роланда сделать неправильные выводы. Мясником? Сэр Блэкхорн? Она смотрела ему в глаза, все еще сжимая его руку и боясь ее отпустить. Она же могла упасть в своем платье! Могла же? Они все таки еще в кладовке. Конечно, это жутко опасное место. В этом мисс Керрик убедилась на личном опыте. Дыхание ее постепенно выравнивалось, а вот мысли разбегались во все стороны так быстро и так безжалостно, что Ким растерялась. Мы не сделали ничего ужасного? Ничего настолько ужасного, чтобы заслужить наказание? Она знала, что он говорил о той встрече в комнате наверху, но мыслями не могла оторваться от того, что только что произошло здесь. И мисс Керрик, понимала, что не видит ничего дурного в том, что произошло. То есть ни капельки. То есть совершенно. И это открытие было по-настоящему невероятным и прекрасным. Весь тот ужас, который должен обрушиться на голову грешницы, по уверениям мадам Микеле, оказался лишь сладким послевкусием и легким чувством неловкости, которое тут же куда-то испарилось. Ведь они... что? Правильно! Они прятались от преследования тысячи сарацинов и французской армии в лице мадам Бульдога. Он спас ее! Ким улыбнулась ему, отпуская руку и уже более уверенно держась на ногах. Ей нужно было почувствовать, что после такого снова можно ходить и не падать. Она могла стоять. Это уже пол дела. А вот объясняться с ним было труднее, хотя и необходимо, поэтому, покусывая губы и смущенно улыбаясь, глядя то на него, то куда-то вниз, она начала что-то блеять о своих целях и планах, пальчиками перебирая пуговицы на груди его камзола.
- Да, наверняка вы правы. Вы лучше знаете всех в Бладборне. Конечно, - быть такой тихой и беззащитной было очень непривычно, из-за чего Кимбэл рассердилась сама на себя, стараясь подобрать слова, но не ходя нужных.
- Я прошу вас не смеяться, когда я вам скажу. И не пытаться меня отговорить. Я уже все решила, - она вздохнула и беспокойно обернулась за дверь, за которой стояла мертвая тишина, - Мне очень нескоро позволят прогуляться в Лондон, а если такое время и наступит, то эта прогулка будет возможна только в сопровождении мадам Барбот. Вы только что имели честь ее слышать, - она замолчала, а потом продолжила, - А мадам Барбот ни за что не позволит мне делать всего чего я хочу, - голос ее стал проникновеннее и тише, будто она говорила о чем-то эдаком, о чем говорить в приличном обществе нельзя, - Единственное мужское платье, в котором меня даже на воротах не остановят - это мундир гвардейца.  Я уйду ненадолго и к утру уже вернусь, когда мадам проснется. В темноте никто не заметит разницы между мужчиной и женщиной. Гвардейца никто не посмеет окликнуть, чтобы узнать, что он делает ночью и куда направляется. Я знаю, Роланд, что прошу вас не просто об одолжении, - голос ее вновь стал увереннее и бодрее, - Но я всеми силами постараюсь отблагодарить вас, - ах как бы ей хотелось прямо сейчас целовать его и пить его кровь! И чего больше - она не понимала, не могла еще различить разницу между жаждой и чувственностью. Осознание этого факта заставило заалеть ее щечки еще сильнее, а саму Кимбэлл вздохнуть поглубже, чтобы не дрогнуть перед предательским воспоминанием об объятиях в каморке, а затем поспешить на выход. Шурша платьем и уже в своем обычном наряде она прислушалась к звукам, стараясь высмотреть что-либо в темноте коридоров. Мысленно она пыталась отвлечься и не думать о нем, но  не могла не думать.
- Что я могу сделать для вас, Роланд, если вам не нужна помощь с сэром... эм.. Блэдхорном? Достаньте мне этот костюм и я сделаю все, что угодно, - она умоляюще посмотрела ему в глаза в ожидании ответа.

+2

8

НПС Роланд Флейк, 24 года, истинный каинит, кроме прочих обязанностей временно  приставлен выполнять роль слуги и вестового Блэкхорна в Бладборне

Думаете, где  обитает  душа человека, в большой плотной мышце, бессменно  работающей под щитком рёбер и грудины до самого последнего вздоха? Ну, да, конечно в сердце. И ещё - ни за что не поверите! - в пуговицах. Серьёзно. Или же в пуговицах находятся скрытые точки-проводки, ведущие к сердцу. Это открытие Роланд сделал всё в том же чулане, когда пальцы мисс начали играть на костяных кругляшах нечто чернокнижное, и от лёгких дразнящих  прикосновений, реагируя на странные непоследовательные сигналы, снова взволнованно запрыгало в груди, заставляя лёгкие  жадно и прерывисто хватать спёртый воздух. В голове опасно затуманилось, окружая силуэт склонённой головки с шевелящимися губами сияющим ореолом и размешивая  смысл звучащих слов во взвеси патетики.
Нельзя прогуляться в Лондон, о да, это ужасно, нельзя так поступать с молоденькими сёстрами,  жадными до жизни, новых впечатлений... и поцелуев. А мадам Барбот! Конечно, ужасная женщина, зловещая и такая мрачная; Роланд тоже не хотел бы поехать с нею в Лондон, и целовать её ни за что не стал бы. А мундир на такой хорошенькой мисс будет даже вполне... Что?  Что, простите?
Роланд хлопнул глазами, смаргивая с них радужную поволоку, и  уставился на мисс Керрик, осмысливая услышанное. Смелая, нет - дерзкая фантазия мисс привела каинита  в оторопь, так что первая из просьб сестры была нарушена - Роланд рассмеялся от неожиданности и удивления. Но быстро справился со своим проступком и наморщил лоб, разглядывая дело с другого, более практичного ракурса. А куда было деваться человеку, уже давшему слово и пообещавшему  помощь? И поздно было отнекиваться и гундосить, что в безумствах у него опыт очень маленький и может быть лучше перенести замысел на другое время, или вовсе пересмотреть программу, заменив побег какими-нибудь менее утомительными аттракционами. Если быть совсем честными, мысль о подобном благоразумии и вовсе не пришла Роланду в голову.
Итак, с практического ракурса мисс Керрик была не то чтобы низенькой... Но гвардеец из неё обещал выйти, конечно, возмутительно грациозный. Сэр Блэкхорн ни за что не признал бы в хрупком подменыше своего вояку, да и остальные кнуты, подвернись им на глаза собрат-недокормыш, тоже могли заподозрить что-то неладное. А значит...
- Нам  понадобятся лошади, - восторженно сообщил Роланд мисс Керрик свою идею, всё больше вдохновляясь   новоприобретённым  хобби -  "безумец обыкновенный".
Постойте,  "нам"? Кому-то здесь придётся объясниться по поводу своих оговорок. Только не Роланду, по крайней мере, не сейчас; Роланд был занят - увлечённо готовил для них с мисс другую, более увлекательную форму погибели вместо упущенной.
- Подождите, мисс Керрик. Можете прямо здесь, сюда сейчас посреди ночи точно никто не сунется. Я вернусь, быстро вернусь.
Лёгкое пожатие легло на руки Кимбэлл печатью,  заверяющей истинность заявления:  всё так  и будет, иначе и быть не может. Опустив взгляд, словно уверяясь, что все оттиски поставлены верно и чётко - контрабанды не тащим! - Роланд нехотя отпустил мисс Керрик и выскользнул из комнатушки, бодро отправившись в сторону прачечной.
Поход действительно был недолог и славен. Ну, конечно если можно причислить к славным поступкам откровенное враньё, мол, срочно требуется наверх свежий комплект  униформы, только не очень крупного размера. И столь же бесстыжее умыкательство, когда ожидающий, пока принесут из гладильной заказ Роланд, воровато оглянувшись, прихватил второй набор чёрного гвардейского облачения из  ожидающей  глажки стопки и припрятал его за дверью. Так что когда вернувшаяся Сестра вручила Флейку пахнущий свежестью китель со штанами и получила свою порцию благодарности и комплиментов, оставалось лишь прихватить припрятанное с собой. С сапогами было сложнее. Сапоги держали отдельно, но Роланд рассудил, что так и так едва ли найдётся среди них пара подходящего дюймовочкиного размера, и избежал ненужной траты времени.
Вернувшись со своей добычей к условленному месту, Флейк осторожно оглянулся по сторонам и тихонько постучал в дверь, заранее успокоив мисс Керрик: 
- Это я, мисс, Роланд.
Развернувшись в воздухе, китель поменьше... нет, он в самом деле был поменьше, но это же был гвардейский китель. Так вот - китель лёг поверх брюк  на шкафчик, до отказа заполонённый вёдрами, щётками, метёлками и прочей мирной дребеденью. Рядом лёг ещё один аккуратно свёрнутый ком тканной черноты, не столь бережно выглаженный, зато покрупнее. Роланд повернулся к мисс Керрик и взял её за руки, словно круг и не размыкался на полчаса, томительные и полные опасностей разоблачения. Объявления гнусным отступником. Ссылки на псарню.
-  Я подумал, мисс Керрик... Нет, заступничество перед сэром Блэкхорном мне точно не нужно.
Далеко не орлиный профиль гордо приподнялся, демонстрируя что они с Рыцарем сами во всём разберутся, как мужчины и джентльмены. Ну, или хотя бы просто как мужчины. Но сами.
- Просто - возьмите меня с собой.
Тут отважный муж  подался вперёд,  беспокойно и требовательно, с искрой отчаяния и восторга заглядывая в тёмные  глаза.
- Всё не так просто, мисс Керрик, как Вам, возможно,  думается. Не все боятся и уважают гвардейцев Братства. К примеру, сегодня, когда вернулся отряд сэра Блэкхорна, нескольких привезли мёртвыми, их положили в Храме. И вчера тоже...  И в городе...
Роланд вздохнул, нахмурился и договорил торопливо и торжественно, как некое подобие плохо заученной  клятвы:
- Возьмите меня с собой, мэм. Я не мадам Барбот, я не буду запрещать Вам делать что хочется. Я просто хочу быть рядом, если кому-то вздумается Вас обидеть.

Отредактировано Осборн Блэкхорн (2014-02-12 23:51:04)

+2

9

Кимбэлл понравился его смех, открытый и ласкающий ее навостренные ушки. И то, что он сказал потом, тоже понравилось, вмиг отпугнув все ее страхи, вернув ее взгляду еще больше сияния и искреннего восторга. И именно этим восторгом она окутывала этого отзывчивого и добросердечного юношу, сгорая от признательности за его понимание и веру в ее хулиганское предприятие. Слишком смелое для юной мисс, слишком, возможно, дерзкое, но от того еще больше желанное. Как и то касание губ. Как и его благородное кровопускание. Ким хотелось броситься ему на шею, обнять крепко, насколько это возможно, и запищать от восторга как будто бы ей не более пяти солнечных лет, но она удержалась, проделывая все это только в своем неуемном воображении, но взглядом, взглядом определенно обнимая благородного Роланда, от чего сердце глухо и сильно выбивало удары в груди, волнуя и тревожа, заставляя петь безмолвные песни о маленьком счастье для маленькой мисс. Но Роланд был и уже покидал ее, оставляя наедине со швабрами, ведрами, собственными чувствами и темнотой. Неизвестность немного пугала и волновала ее, но те восторженные чувства, которые она испытала, они согревали ее даже тут, в темном каменном коридоре, заставляя мечтательно прикрывать глаза, прикасаться  подушечками пальцев к своей щеке и губам, с интересом исследуя кожу, к которой прикасался самый настоящий мужчина. Была в ее мыслях некая интуитивная капелька волнения за судьбу Роланда, но за прочими ощущениями она была слишком слаба, чтобы могла воззвать к голосу разума и запретить ему вмешиваться в ее план больше, чем она решила для себя с самого начала. Она даже боялась спросить его о том, не оговорился ли он, потому что ей нравилось думать, что он действительно этого хочет и будет с ней преодолевать все опасности, бежать из замка навстречу ночи и приключениям, держа ее за руку или находясь рядом. От этих мыслей щечки ее раскраснелись. Хуже всего было бы услышать его отказ. Она так не хотела его слышать. Но даже если и так, это никак не изменит ее планов. Там где на самом деле проходила минута, для мисс Керрик она казалась вечностью. Не обладая терпеливостью, она буквально не находила себе места. А когда он окликнул ее, появившись из темноты, с трудом сдержалась, чтобы не воскликнуть. Такой глупенькой и беспечной она еще никогда себя не чувствовала. Это чувство опьяняло больше, чем коньяк. Он взял ее за руки, а она не смогла произнести и слова, страшась разрушить сказку, которую сама для себя сейчас придумала. Ведь если она спросит его, он скажет, что у него есть обязанности, которых он не смеет избежать. Или что-то в этом роде, это уже не имеет значение. Внутри нее все сжалось, замерло, затаилось. Она сжала его руку своими пальчиками, глядя в глаза и представляя как он сейчас повернется и оставит ее. А если он действительно оговорился? Глупая, глупая я! Жуткая пропасть, полная отчаяния и одиночества, замаячила где-то на горизонте, предупреждая ее о том, что бывает, когда слишком трепетно относишься к присутствию в твоей жизни молодых симпатичных мужчин. Помаячила и сдохла, так и не подобравшись к горячему сердцу, выбиваемому свои ликующие "тук-тук" под звук его голоса.
Ким вздрогнула, слушая его, подалась к нему, а на лице ее отражались восторг и радость, сменяясь более тяжелыми мыслями, сопереживая погибшим. И славному сэру Блэкхорну, и всему братству, и Роланду, который говорил это с таким чувством, что уже перед ее глазами стояла картина, где в темных гробах лежат молодые гвардейцы, чьи бледные лица, укутаны мраком храма Амриты, разбавляемым только тусклым свечными бликами. Молодые каиниты, юные, не целованные, не вернувшиеся домой к своим матерям, не сбывшиеся, не прожитые. Ким с трудом переборола в себе ту горькую волну сопереживания, которая едва не поглотила ее полностью, заставив увлажниться и заблестеть глаза. Это невероятно! Как можно не уважать братство? Как можно так относится к гвардейцам? Как можно вот так убивать и желать смерти тем, кто радеет за благо и процветание Великобритании? Кто не жалеет своей жизни ради ее будущего, лишаясь своего. Это было несправедливо! Неправильно. Горько.
Ким совсем не испугалась за себя, но ей стало неловко, что она так ребячится, когда повсюду идет негласная война и гибнут лучшие из лучших. Папенька будет ею недоволен. И будет прав. Она посмотрела со всей серьезностью, на которую только была способна, на Роланда, сглатывая комок обиды и негодования, скопившийся в ее горле и едва не вызвавший слезы, которые ей удалось остановить.
- Я обещаю, что сегодня же до утра я вернусь в замок. И я не поеду в город, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания и не рисковать понапрасну. Это будет просто небольшая конная прогулка, - тон ее был серьезен как никогда, - Очень осторожная прогулка, - добавила и взглянула на Роланда, - Сочту за честь, если вы будете меня сопровождать, любезный Роланд, - и улыбнулась ему.  А затем засуетилась, разглядывая камзол, маленькую каморку и уже потом самого Роланда - высокого и статного юношу, начав расстегивать пуговички на своем жакете.
- Давайте отвернемся и быстро переоденемся. Мы же с вами теперь друзья и я вполне могу доверять вам, - с этими словами, стараясь скрыть загадочную улыбку, она повернулась к нему спиной и продолжила свое разоблачение от бесчисленных одежд, одетых на нее. От жакета было избавиться проще простого. Сначала она сбросила в сторону жакет, затем поясок, затем парочку каких-то ленточек и бантов, шляпку, кружевные перчатки, кошелек, блузку одну, другую, верхнюю юбку и нижнюю, оставшись в одном корсете и панталонах. Поворачиваться она не решилась, но после нескольких тщетных попыток справиться со шнуровкой сама, она заговорщески и явно смущаясь такой просьбы прошептала:
- Роланд, вы не могли бы мне помочь?
Возможно опытная девушка, с детства носившая подобные наряды и могла это проделать самостоятельно, но на Ким, на которую большую часть всех этих замысловатых предметов надевали служанки.
Избавившись ото всех атрибутов женского наряда кроме панталон, Ким уже довольно скоро стояла, одетая в рубашку, брюки и гвардейский камзол, сражаясь с его пуговицами. Да, это было не быстро, но Ким очень старалась не подводить своего друга и напарника по побегу, давая понять, что уже можно повернуться.
- Роланд? Ну как я вам? А в этом намного удобней, чем в платье, - рассмеялась, осеклась, прислушалась и, трепеща, протянула ему руку,- Идем?
Это было странно и нелепо, невероятно и невозможно. Но вот она - ночь и сказка на ночь, а волшебником в ней был Роланд. Самым настоящим. И вот они - уже на пороге сказки, самого настоящего чуда, где их ждут и опасности и приключения и невероятная, самая прекрасная и долгожданная свобода. Осталось совсем немного.

--- куда-то в сказку на лесные тропы южного пригорода.

Отредактировано Кимбэлл Керрик (2014-02-15 02:38:21)

+4

10

- Конная прогулка, - повторил Роланд с кивком и серьёзной улыбкой, с которой важные дельцы заключают сделки и договоры ценою в половину огромного состояния, а то и в целую жизнь.
Конечно в жизнь; кому же ты нужен без твоего состояния, если все привыкли видеть тебя с ним нераздельно, как часть тебя и, видимо, лучшую часть. Не даром же нередко, разорившись, забытые друзьями, близкими, прессой, вчерашние столпы  глотают пулю или ещё как-нибудь сводят счёты с жизнью, в последний раз напоминая о себе отвернувшемуся миру.
Конечно, Флейка и мисс Керрик подобная  коснуться не могла - подобное никогда не случалось с теми, кто был частью Братства.
На самом деле никакой сделки не было. Вдохновлённый лёгкостью, с которой мисс согласилась сделать его частью авантюры, Роланд был готов сопроводить  её куда угодно, хоть на приём к самой королеве, если бы одна из них не скончалась несколько дней назад при самых ужасных обстоятельствах, а вторая не исчезла в неизвестном направлении, оставив в недоумении сотни своих подданных. Что ж, раз королевы были вне зоны доступа, загородная прогулка - не худшая альтернатива полуночным монаршим визитам.
- Да, давайте.  И нам стоит поспешить. Конюшни могут закрыть в любой момент.
Достать лошадей не было несусветной проблемой. Но достать их сейчас, пока ворота распахнуты и скакунов  водят туда-сюда, всё-таки гораздо проще, чем потом объясняться со знакомым конюхом, зачем тебе срочно понадобилась пара чёрных жеребцов, когда все уже успокоились и разъехались куда следует.
И - о, всё-таки какую невероятно тесную дружбу свидетельствовали объёмы подсобной комнатушки! Развернувшись спиной к спине, даже не приходится бороться с вороватым желанием оглянуться  через плечо (нет-нет,  чтобы удостовериться что второй участник переоблачения действует честно и не пробует подсмотреть твой процесс, и только-то). Вы просто оба... ну,  чувствуете их, подтверждения того что все стоят задом, а реквизитная действительно очень, очень тесная. Вытряхиваясь из одних штанов и торопливо хватаясь за другие, прыгая на одной ноге, выпыживаясь делать это и быстро и с изящностью несгибаемой мачты, вслушиваясь в такое же деловитое сопение за спиной и ощущая ответные  нечаянные позывные толчки локтями, не совсем и совсем не локтями, было очень  трудно удержать рвущийся из горла смешок и не испортить всё предприятие. Невозможно же одеваться быстро, заражая друг друга выскакивающими смешинками  и уходя во всё более крутое пике, не говоря уже о том что необузданное веселье в маленьком хранилище совков и метёлок могло привлечь чьё-нибудь, совсем не нужное внимание.
Просьба о помощи, внезапно поступившая от мисс Керрик, изрядно погасила  пенящийся клубок, нарастающий в горле. Роланд его просто проглотил, дёрнув кадыкам от неожиданности. 
- Я попробую.
Развернувшись, Роланд отважно взялся и принялся осторожно  дёргать верёвочные петли, старясь сосредоточить взгляд на узелках, а не пялиться завороженно  на гладкие, стыдливо подвёрнутые плечи, спину, проглядывающую сквозь путы какой-то совершенно бесчеловечной шнуровки. Пальцы ощущали живое тепло открытой кожи... В общем, задача была не из самых простых, но такой... , что когда мисс наконец пискнула "спасибо", Роланд отвернулся с очень двояким чувством, мечущимся между удовлетворением победы над пыточным приспособлением и смутным сожалением.
Наконец был подан знак поворачиваться окончательно и оценивать.
Оглядев невероятно преобразившуюся мисс, Роланд деловито присел, подвернул рукава кителя чуть повыше, оправил штанину, напуская её на забавно маленький сапожок. И широко улыбнулся, подняв глаза к лицу Кимбэлл.
- Удобнее? Ну ещё бы, мисс, - сравнивать Роланду было не с чем, но вид недавних хитросплетений и слегка пугающая груда одёжек, увенчанная вполне милой и безобидно выглядящей шляпкой, не оставляли сомнений безо всяких практических экспериментов.
Роланд принял руку, мягко накрыв её своей ладонью, и уверенно потянул мисс Керрик прочь от звуков, ещё наполняющих холл и центральные лестницы Бладборна.
- Выйдем через чёрный ход, в холле ещё слишком людно. А гвардейцам не полагается так обворожительно улыбаться встречным. Пускай сегодня всё достанется мне одному.
Шутка, сказанная спокойно и просто, без нахлёстов нахальной самоуверенности, безобидна как большие, но мягкие лошадиные губы. А вскоре таковые действительно ткнулись в ладони Кимбэлл, ожидавшей напарника в очередной засаде недалеко от конюшен.
- Это Светляк, знакомьтесь, мисс Керрик, - проговорил Роланд, протягивая Кимбэлл поводья беспросветно-чёрного  жеребца, - - Не смотрите, что  чёрен как дьявол, характер у него под стать имени. Надёжный, спокойный... Хорошо держитесь  в мужском седле, мисс?
Вопрос не на засыпку - на всякий случай. В рядах Братства многие дамы плевали на правила "женского" катания на сильных быстроногих животных. Не шокировали непосвящённое светское общество своими впечатляющими навыками, но плевали. Стоило просто убедиться, что и Мушир не обделил своё чадо столь полезными умениями. То есть, ездить верхом по-настоящему, а не плеваться.
В ту ночь, оседлав ворованных взаймы жеребцов, два новоиспечённых гвардейца промчались через территорию замка и опрометью  вылетели за ворота, распахнутые приметившей издали стражей. Возможно, отсутствие  карабинов, почти всегда являющихся обязательными спутниками бойцов Гвардии, и зацепило взгляд кого-то из бдительных охранников. Но задавать вопросы в спины, стремительно катящиеся  прочь от Бладборна в облаке брызг по разбрюзгшей от дождя дороге было несомненно поздно. 



Южные пригороды, лесные тропы

+3

11

http://sa.uploads.ru/M68dT.jpg


http://sh.uploads.ru/6TSxP.jpg

Отредактировано Game Master (2015-05-02 19:45:34)

0


Вы здесь » Отродье Каина » Замок Бладборн (северный пригород) » Черный вход и коридор первого этажа


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC